70 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Люди на все времена

Посвящается БЕССМЕРТНОМУ ПОЛКУ, в рядах которого плечом к плечу сражались представители всех национальностей и ценой жизни защищали общую Родину

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Слово издателя

2015 год для России проходит под знаком 70-летнего юбилея Победы. Праздник это поистине всенародный, ведь нет ни одной семьи, которую бы так или иначе не коснулась Великая Отечественная.
Башир Куштов
...Пожелтевшие фотографии, выцветшие чернила фронтовых писем, потертые на сгибах наградные листы бережно хранятся в домашних архивах. Потомки записывают погибших в Бессмертный полк, чтобы в светлый день 9 Мая пройти с их фотографиями по улицам родных городов. Стар и млад украшает себя георгиевскими ленточками и искренне, от всего сердца, говорит спасибо деду за Победу. Фронтовики, надевшие ордена, бодрятся и пытаются печатать шаг – за себя и за того парня, ведь с каждым маем живых свидетелей сороковых-роковых остается все меньше. Праздник со слезами на глазах, день светлой печали и огромной гордости…

Для вайнахов этот день полон не печали, а жгучей, едкой, непреходящей боли. Этот день, который и представители моего народа приближали, как могли, - напоминание не только о мужестве и стойкости, но и о жестокой несправедливости этноцида, о чудовищно лживых обвинениях, о клейме «народов-предателей», о трагедии депортации, которая нанесла ингушам и чеченцам страшный, невосполнимый удар. Безвозвратные демографические потери ингушей с 1944 г. (134 178 человек) по 1953 г. (83 518 человек) в процентном отношении составляют 37,8%.

По сей день официальной причиной депортации ингушей (как и чеченцев) является якобы их массовое сотрудничество с немцами. Вот только нигде, ни в одном архиве и спецхране исследователям не удалось обнаружить сколько-нибудь серьезных свидетельств, подтверждающих запущенную в свое время версию о пособничестве врагу, о том, что чеченцы и ингуши предавали либо готовились предать Родину. Зато хорошо известно, как после депортации были приостановлены многие наградные дела фронтовиков о присвоении звания Героя СССР (эти дела получили ход уже в 90-е годы, когда ветераны получили заслуженные награды, многие – посмертно). Герои были! Их не могло не быть среди народов, у которых бесстрашие, храбрость, беззаветное мужество заложены в генах, народов-воинов, наследников знаменитых всадников Дикой дивизии. В последние годы принимаются попытки восстановить историческую справедливость, рассказать об ингушах, с оружием в руках бивших фашистскую гадину. Мы решили внести свой скромный вклад в это святое дело. Всего несколько встреч, несколько судеб. Но в каждой из них отражается то великое и незабываемое, что совершил мой народ. Пока живы ветераны и их потомки, у нас есть уникальная возможность узнать настоящую правду об ингушах на фронтах Великой Отечественной. Узнать и рассказать всем.

Башир Куштов

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

... Седой старик, я пред юнцом
Стою, что был моим отцом.

Беслан Кокархоев, («Исповедь гнева»)

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Нация непризнанных героев

Семь десятилетий подряд каждый май в каждом российском доме чествуют Победу. Сменились три поколения, старость и болезни выкашивают фронтовиков, но, кажется, что уже на генетическом уровне 9 Мая воспринимается, как момент национального торжества. Мы – нация Победителей!
Вот уже 70 лет этот праздник объединяет поколения, цементирует нашу историческую память, заставляет весь мир вспомнить о величии России. Наш долг – сохранить каждую крупицу правды о войне, передать бесценные факты нашим детям и внукам, заботиться о фронтовиках, которые уходят, свято чтить память погибших. Легендарный маршал Константин Рокоссовский был уверен: «Только тот народ, которыйчтит своих героев, может считаться великим!». И сегодня мы намерены восполнить некоторые пробелы в истории Великой Отечественной. Мы считаем своим долгом рассказать о подвиге народа, представителей которого сталинская пропаганда одномоментно записала в изменники Родины. Мы считаем нашим историческим долгом разрушить стереотип и рассказать о героическом ингушском народе.

Во время работы над предыдущими проектами «Наши лица» тема Великой Отечественной поднималась постоянно. Потому что как и в любой российской семье, здесь обязательно хранили память о ветеранах и участниках Второй мировой. Фотографии с фронта на самом почетном месте, трепетно хранимые кители с нашивками и наградами, ордена героических дедов, письма с передовой, которые открывали, заметно волнуясь, в каждом ингушском доме – это бесценные реликвии.

Я знакомилась с ними, и меня не покидало чувство горечи. Воины-вайнахи прошли все огненные сороковые. Они доблестно и самоотверженно защищали Родину. Вспомним о том, что среди защитников Брестской крепости, а именно они породили великое сомнение в победе гитлеровской Германии, преобладали вайнахи! Писатель Борис Васильев одним из первых открыл правду о воинах Брестского сражения, написав, что сражались они «с твердой верой в закон нравственности: не сдаваться врагу». 22-летний уроженец Ингушетии из села Яндаре Уматгирей Барханоев был последним защитником крепости. По свидетельству немецких офицеров, он вышел из пылающих развалин «почти слепой, израненный, с поднятой головой. Ему было всего 22 года. «Я русский солдат!», – произнес советский офицер, вынул из кобуры пистолет и выстрелил себе в висок».
И, тем не менее, о подвиге представителей репрессированных народов очень долго было не принято заявлять официально и громко, на всю Россию. Более того, правду старались спрятать, а то и похоронить, уничтожив архивы. Многие вайнахи умерли, не дождавшись признания подвигов и заслуг перед Родиной. Эту несправедливость необходимо исправить! Марьям Яндиева, дочь великого ингушского поэта Джемалдина Яндиева и внучка легендарного Созерко Мальсагова, кандидат филологических наук, количество жертв депортации. Сейчас говорят о том, что погибли не менее 40 процентов из 650 тысяч выселенных чеченцев и ингушей.

Трагедия коснулась каждой вайнахской семьи. Это был еще один бой сталинского режима со своим народом. В эти страшные для горцев дни войска Красной Армии гнали фашистов от границ Ленинградской области, шли бои под Нарвой, кровопролитные битвы за населенные пункты Украины. А на Северном Кавказе красноармейцы напалмом проходили ингушские и чеченские села, взяв на вооружение методы агрессоров. Людей, от столетних стариков до младенцев, под дулом автоматов уводили из родных домов, грузили в вагоны для скота и угоняли в казахстанские или киргизские степи. Только сравнительно недавно были преданы огласке вопиющие факты о беззакониях военных и их командиров, которые расстреливали непокорных стариков, расправлялись с детьми и инвалидами, потому что они не могли быстро и беспрекословно исполнять приказы... Сотрудники НКВД уничтожали целые аулы.

Приказ о депортации действовал в отношении всех вайнахов, в том числе, и бывших на передовой. Показательна история ингуша, подполковника Алиханова, который служил в Особом отделе кавалерийской бри гады. У него было пять орденов, из них три – Красного Знамени! Он был участником гражданской войны, которую закончил в Туркестане. На сборный пункт Алиханов прибыл при полном параде, скрывая под буркой грудь в орденах. Конвоир потребовал снять ордена. Кавалерист категорически отказался – он получил их в бою, он заслужил их доблестью и мужеством. Его повалили на землю и стали жестоко избивать. Закончив дело, палачи бросили его в вагон. Ночью, придя в себя, кавалерист-орденоносец вскрыл вены… Невыносимыми были позор, предательство своих же, потеря Родины и веры.

Ингушей-фронтовиков при высылке лишали уже полученных наград. Рвались наградные листы на тех, кто был представлен к орденам и медалям. А, к примеру, 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк, который участвовал в Сталинградской битве, понес огромные потери. Оставшиеся в живых воины были также отмечены за мужество. Как оказалось, награды за пролитую кровь стали временными. Зато весной 1944 года стало известно, что большая группа военачальников НКВД была награждена. Так, орденом Суворова 1-й степени был награжден генеральный комиссар Госбезопасности Берия...

Выжившие ингуши и чеченцы (а ехали по месяцу, в вагонах без света, без воды, с тифом) на новом месте жительства оказывались без крова и провианта. Стояли холода, как выживали, одному Всевышнему известно. Однако некоторые умирали и спустя месяцы, годы, понимая, что шансов скоро вернуться на Родину нет. А примириться с мыслью, что жить надо на чужбине – не могли.

9 Мая – был и есть праздник со слезами на глазах. Мы отдаем дань памяти жертвам нацизма, поклоняемся погибшим воинам-освободителям, всем россиянам, которые умерли, поднимая страну из руин. Но при этом стыдливо молчим о тех, кто умер на той, закрытой войне, которая была развернута на Кавказе в 1944 году советским диктатором.
9 Мая объединяет поколения единой исторической памятью. Но память не может быть избирательной. Мы, наследники воинов-победителей, чувствуем и принимаем ответственность за страну, которую 70 лет назад наши прадеды спасли от гибели. И сегодня мы должны, наконец, исполнить долг перед представителями наций, оказавшихся приговоренными режимом к позору, – попросить у них прощение! Только так возможно начать путь к примирению и закрыть обидам счет. Простите нас, потомков солдат Победы, в самый святой, самый радостный праздник для всего нашего народа!

Признано: если в нации сотый из воюющих – герой, то она может считаться совершенной. Ингуши, наверное, наиболее близки к этому определению. Однако долгие годы им недоступна была высшая доблесть правителей – не проливать ничьей крови, обеспечить покой всему миру и мир своему веку. Но мы-то не страдаем от обременения властью и можем быть естественными в желании изгнать из сердца обиды, восстановить историческую справедливость, сказать правду о героическом народе. Пусть даже 70 лет спустя. Лучше сейчас, чем…

Елена Севрюкова

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Отступать нельзя!

Малгобек - город воинской славы
Невероятно, но факт: спустя 70 лет после окончания Великой Отечественной войны многие детали обороны Малгобека остаются словно заретушированными. Многие документы о ней были просто уничтожены вместе с биографиями и наградными листами ее участников. Ведь героически дрались и умирали за родной город те, кого назначили (настаиваем именно на этой формулировке!) предателями и депортировали! Вайнахи встали на пути фашистов, поднялись все – старики, женщины, дети. С особым чувством шли в бой красноармейцы родом из этих мест. Для них, кроме приказа командира – преградить путь к месторождениям кавказской нефти, существовал сугубо личный счет с противником, ведь, как и предки, они были прирожденными воинами и бились за свою землю.

Гитлеровцы были нацелены на захват нефтеносных месторождений, которые в годы войны стали для Советского Союза основными. Малгобек, Грозный, Баку, – здесь с начала войны день и ночь увеличивали выработку нефти, бурили новые скважины. Чтобы понять, насколько героическими были усилия нефтяников, приведем только несколько примеров. В 1941 году трест «Малгобекнефть» выполнил план по добыче нефти и газа на 175%, а «Старогрознефть» – на 131,3%. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 6 февраля 1942 г. орденом Ленина был награжден второй промысел треста «Малгобекнефть», орденом Трудового Красного Знамени второй нефтеперерабатывающий завод, более 250 нефтяников – орденами и медалями Союза ССР. При этом не стоит забывать о великолепных качествах грозненской нефти – ею можно было заправлять военную технику прямо у вышки, чем и пользовались красноармейцы.

Гитлеру нужно было господство на Северном Кавказе с учетом всех этих причин. Когда он утверждал план захвата этой части Советского Союза, то думал о том, какие роскошные перспективы откроются перед ним. Помимо захвата нефтяных месторождений (а ведь были даже основаны нефтяные фирмы, которым уже посулили эксклюзивный договор на 99-летнюю эксплуатацию вышек), фюрер в перспективе планировал выйти к границам Ирана и Ирака и стать покорителем Ближнего Востока. Мечты о мировом господстве не давали ему покоя. Кавказская нефть должна была широкой рекой вынести его к ближневосточным берегам. Масштабный и жесткий план диктатора получил лирическое название «Эдельвейс». Но действовали гитлеровские армии напористо и поначалу весьма удачно. В июле 1942 года немецкие войска мощными ударами сил 1-й и 4-й танковых армий двигались вглубь страны по левому флангу Южного фронта, где оборонялись советские 51-я и 37-я армии. С большими потерями советские войска отступали.

23 июля 1942 года, захватив Ростов-на-Дону, группа немецких армий «A» начала наступление на Кубань. Попытки сдержать противника не имели успеха. 3 августа 1942-го пал Ставрополь, 7 августа – Армавир, затем, 12 августа, пали Майкоп, Краснодар и Элиста. 21 августа на Эльбрусе – самой высокой горе Кавказе (5.629 метров) был водружен немецкий флаг. Спустя три дня фашисты вошли в Моздок.

И вот этот стремительный победный марш гитлеровских войск достиг в сентябре 1942 года западной окраины города Малгобек. Казалось бы, ничто не сможет помешать врагу двигаться дальше такими же темпами. 3 сентября 1942 г. командующий 1-й танковой армией генерал Клейст, имевший в своем составе три армейских корпуса (3-й, 40-й, 52-й), горнострелковую дивизию и дивизию СС «Викинг», отдал приказ внезапным ударом захватить Малгобек, чтобы немедленно организовать добычу нефти для нужд германской армии. Это был последний приказ немецкого генерала, выполнение которого обеспечивало бы дальнейшее продвижение гитлеровцев на Восток. Собираясь на сельских сходах и в мечетях, почти все взрослое местное население поддержало объявленный против фашистских захватчиков «джихад» (священная война у мусульман).
«…Возраст свой увеличил, чтоб уж точно не отказали: жить хотел в своей, а не в чужой стране. Вот! О наградах что ли думал? Да нет! Я до войны радиодело хорошо изучил. Уже других обучал. Вот и взяли радистом в артиллерию. Враг уж до Волги дошел. Сталинград на пути у него, а дальше – Кавказ. А там и Малгобек, и Грозный, и Баку… От Краснодара до Моздока за три дня продвинулся, а тут, под Малгобеком, возьми, да и споткнись! Осечка у фрица вышла. Дальше – ни-ни! Сколько воинов – хороших парней советских полегло здесь на сопках да по оврагам… Это ж надо! – 120 000 человек поименно захороненных!»
Из воспоминаний Петра Васильевича Карпунина, участника обороны Малгобека, героя очерка Ратмира Льянова «Разбудите меня перед смертью»
Признаться честно, местные жители, а особенно мужчины, не очень охотно копали окопы и траншеи. Вспоминают, когда немецкие войска были в сотнях километров от Малгобека, один из мобилизованных на оборонительные работы ко всем приставал с одним вопросом: «Сюда точно дойдут фашисты?» Его попросили не бояться, пытаясь успокоить, но он обозлился: «Я не боюсь немца. Лучше пойти ему навстречу и остановить его там. Ведь если он сюда не дойдет, то мы, выходит, напрасно столько земли перелопатили».

За армией Клейста следовало пять тысяч специалистов и квалифицированных рабочих, которые должны были после взятия города Малгобека начать эксплуатацию промышленности и нефтяных скважин. Генерал Клейст отдал приказ штурмовать город Малгобек внезапным ударом, чтобы нефтепромыслы остались целыми и немедленно организовать добычу нефти, столь необходимой фашистской армии. Но их надежды не оправдались. Фашисты заняли разрушенный город и опустошенные, уничтоженные нефтяные промыслы.

В общей сложности битва за кавказские нефтяные вышки шла 4 месяца – до нового 1943 года. Поняв, что план «Эдельвейс» провалился, гитлеровцы начали бомбить Малгобек. Это было проявление высшей ярости, поскольку в ходе битвы выяснилось, что ни барреля нефти Малгобек не отдаст врагу: нефтяники, уходя с промыслов, вывели из строя скважины, которые так тщательно возводили своими руками (они были забиты камнями!).
Аналогично поступили и грозненские добытчики. Их город также накрыли ковровые бомбардировки. Гитлеровцы разбомбили несколько нефтехранилищ. Пылающая нефть заливала улицы города, превращая его в огромное зарево. Железо гнулось и скручивалось. Пожар был виден и в Малгобеке. Дым шел чернее угля, заслоняя солнце. Жители, бойцы задыхались от удушья, но не сдавались.

В бессильной ярости гитлеровцы обрушились на оставшихся в городе жителей. Они опустошали погреба и кладовые, съели весь скот, перестреляли всю птицу, выгоняли жителей из своих домов. Врываясь в полуразрушенные дома, они растаскивали все, что имело хоть какую-нибудь ценность.

Малгобек, в обороне которого принимали участие воины 44-й и 58-й армий, 4-го и 5-го кавалерийских казачьих корпусов, 14 (!) раз переходил из рук в руки и стал непреодолимой преградой на смертоносном пути немецкой военной машины. Битва за город достигла в те дни величайшего накала. Бои шли за каждый клочок земли по всей линии обороны, но особенно кровопролитными они были на центральном участке Малгобека.

Как вспоминали жители, склоны Терского хребта были усеяны телами павших солдат. За 4 месяца боев немцам так и не удалось захватить город. Они заняли его западную часть, но продвинуться дальше уже не смогли.
В боях за Малгобек только поименно числятся 120 тысяч советских солдат.

20 сентября 1942 г. газета «Правда» писала: «...В предгорьях Кавказа идут невиданные по своим масштабам и ожесточенности бои. Над Советской Родиной нависла серьезная опасность. Враг захватил важные районы нашей страны. Он хочет лишить нас хлеба, нефти. Он поставил перед собой задачу – отрезать от нашей страны Советский Юг».

«Здесь, – отмечала газета «Красная звезда» в своей передовой статье от 26 сентября 1942 г. – завязался важнейший узел событий второго года Отечественной войны. От исхода боев на юге зависит судьба Отечества... На защитниках Советского Юга лежит сейчас важнейшая ответственность за исход летней кампании 1942 года, за судьбу Советского государства. Их ответственность можно сравнить лишь с ответственностью защитников Москвы 1941 года».
«Немного спустя, мне сообщили о гибели моего давнего товарища; он был тринадцатым из тех, с кем вместе я начинал военную службу в прежней воинской части. Его сразила пуля за противотанковым рвом. В боях у Малгобека и Сагопши наша дивизия потеряла около полутора тысяч человек личного состава, и могилы возле противотанкового рва образовали солидное по размерам кладбище. Несколько дней спустя мы возобновили наступление на Малгобек и, в конце концов, захватили город. Он играл ключевую роль в нашем дальнейшем продвижении вперед. Не овладев им, нечего было и думать об успехе операции».
Из воспоминаний Эриха Керна, мемуары «Пляска смерти», глава 6 «О танковом сражении»
Достойные образцы героизма и мужества проявляли не только солдаты и офицеры Красной Армии. Бок о бок с военными защищали свою родную землю тысячи ополченцев – жителей Ингушетии. Они во многом обеспечивали снабжение продовольствием, воевали и работали на сооружении оборонительных рвов и укреплений, которые давали возможность нашим войскам закрепиться на важном стратегическом плацдарме. Жители Малгобека и близлежащих сел Назрановского, Пригородного и других районов республики помогали выхаживать раненых, отдавали фронту все, что могли.
«У нас здесь под Малгобеком осенью 42-го с тыловым обеспечением первое время не шибко-то было. Еще подтягивались новые части, и даже еще не обстрелянные: армянский, грузинский, азербайджанские полки, батальоны из Чечни и Дагестана. Некоторых к нам перебрасывали сюда с других фронтов. А тыловики наши отставали, – солдаты недоедали. Так мы спасались за счет местного населения. Ваши люди нас подкармливали: кто – мамалыгу принесет, кто – кукурузу вареную, кто – лепешки. Даже молоко приносили. Но нам политрук запретил с местными женщинами и девушками заговаривать: «Здесь так не принято, – это вам не Украина или Молдавия», – говорил он. Люди-то местные сами недоедали, а нам, солдатам, несли все, что у них было… Окопы, траншеи помогали рыть. Гужевой транспорт тот же – всегда давали. Дрова с нами в лесу заготавливали… Немцы селения здешние бомбили. Так люди рыли у себя во дворе землянки и там оставались жить. Никто от линии фронта не уезжал куда подальше, спасаясь от войны».
Из воспоминаний Петра Васильевича Карпунина, участника обороны Малгобека, героя очерка Ратмира Льянова «Разбудите меня перед смертью»
Сегодня в Ингушетии 14 памятников и обелисков на братских солдатских могилах напоминают о доблести и славе бойцов и командиров, отдавших жизнь за свободу Родины.

Долгие годы ингушский вклад в Малгобекскую оборонительную операцию не был оценен. И вот в октябре 2007 года в город пришла долгожданная радостная новость: Малгобек удостоен звания «Город воинской славы». Именно здесь был положен конец немецкому наступлению на Кавказе. Именно отсюда началось наступление Южного фронта Красной Армии, началась Ростовская наступательная операция. Чуть позже были освобождены Нальчик, Ростов, Краснодар. А потом были победы под Сталинградом и освобождение Курска. История не терпит сослагательного наклонения, но очевидно, что Малгобек был еще одним моментом
истины Великой Отечественной. Здесь была сбита наступательная волна гитлеровцев, здесь «скомкали», а потом и сделали ничтожным план фюрера по покорению Ближнего Востока.

…Точную цену людских потерь в битве за Малгобек никто не знает. Останки воинов находят до сих пор по всему Северному Кавказу. Работы хватит не для одного поколения поисковиков. Главное – знать и помнить: здесь, стояли насмерть вайнахи, русские, украинцы, белорусы, дагестанцы… Все они осенью 1942 года понимали: отступать нельзя – здесь Родина, здесь жизнь, здесь будущее!
В тексте использованы архивные материалы и воспоминания очевидцев и непосредственных участников боевых действий под Малгобеком с обеих сторон. Также благодарим за содействие в подготовке материала директора Музея-мемориала боевой и трудовой славы в городе Малгобек Заурбека Албогачиева.

1. Петр Карпунин. Повесть «Разбудите меня перед смертью», за которую автору Ратмиру Льянову был вручен специальный приз «За пропаганду общечеловеческих ценностей» в номинации «Лучшая публикация в печатной прессе».

2. Эрих Керн. Мемуары «Пляска смерти». Глава 6, «О танковом сражении».

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Японц Абадиев

Как гнулась сталь
Журналистская удача – дама капризная. Поэтому, когда мне предложили встретиться с родственниками Японца Арснукаевича Абадиева, легендарного полководца, героя Великой Отечественной войны, кавалериста от Бога, то сначала даже не поверила своему счастью. Но вот я в Насыр-Корте, дома у внуков героического военачальника, разговариваю с близкими родственниками, которые долгое время в быту общались с этим человеком-легендой.
Нас встречали внуки Ахмад и Ибрагим. Тут же была Макка – жена Ахмада, неподалеку находилась Айшет – жена сына Японца Михаила – мама Ахмада. Но она постеснялась выйти. Макке приходилось частенько ходить к Айшет для уточнений.

ЧЕСТЬ ИМЕЮ

Имя Японц может показаться странным. Но не для ингушей, среди которых есть, например, мужчины с именем Немцо, Турко. А тут история такая. Отец Японца воевал в русско-японскую войну. Он видел, как неистово сражаются потомки самураев. Даже когда кончались патроны, то они, сжав зубы, с криком шли в атаку, чтобы порвать противника. Отец Японца хотел, чтобы у сына был такой же дух. Получилось? Судите сами.
Будущий воин-легенда родился в 1906 году в селе Насыр-Корт в самой обычной крестьянской семье. Приход большевиков встретили с надеждой получить земельный надел и обрести достаток. Мать Японца – Саргас (Майсигова в девичестве) была сестрой жены легендарного шейха Дени Арсанова. У нее был боевой характер и недюжинная сила. Носила оружие – два пистолета. Рассказывают, что во время голода, она подала мешок кукурузы двадцати украинским беженцам, подняв его одной рукой. Саргас Абадиева стала долгожительницей – умерла в 118 лет, окруженная родными, в заботе и любви.

Оружие в доме было всегда. И не только национальное. В семье хранят предание о том, как в 30-е годы, когда шла война с бандитами от Ассы до Джейраха, в квартире Японца на длинном столе стоял пулемет «Максим». «Придут – поговорим!», – рассуждал глава семьи. И если бы в дверь постучали (или бандиты, или арестовывать – время репрессий – авт.), то жена Японца Маржан (Ужахова в девичестве) должна была открыть и быстро упасть на пол. Такие были времена… В 1924 году Японц уходит служить в Красную Армию, чуть позже становится курсантом Северо-Кавказской кавалерийской школы горских национальностей. С этим учебным заведением связана одна история, которую сохранили потомки Японца. Рассказывают, что когда ему было лет 16, ладно сложенного парня, подававшего на свадьбе старикам воду в кумгане, увидел офицер Арчаков. Парень приятно удивил его терпеливостью, выдержкой, выносливостью. Позже сам Японц вспоминал, что очень яркое впечатление в кавшколе на него произвел плакат, на котором было написано: «Для советских курсантов дисциплина – основа достижения успеха». Парень прочел и ухмыльнулся: «Понял все, а что такое дисциплина – нет...». Впоследствии именно это слово стало для Японца основополагающим в жизни.

Школа кавалеристов располагалась в здании бывшего института благородных девиц. Среди преподавателей были и царские офицеры. Курсантам преподавали, помимо военных дисциплин,танцы, сценическое искусство. Они получали блестящее образование и полное представление, что стоит за фразой: «Честь имею!». Однокурсником Японца был, например, генерал Плиев. Закончив обучение, он получает назначение командиром в Ингушский кавалерийский эскадрон (взвод) в г. Владикавказе.

В том же 1930 году по представлению командира 28-й стрелковой дивизии А.Д. Казицкого, в которую входил вышеназванный эскадрон, Ингушским облисполкомом Японц Абадиев награжден за добросовестную службу именным оружием – маузером.

Непродолжительное время – с 27 марта по 2 октября 1939 года – наш герой возглавлял штаб 39-го кавалерийского полка Отдельной Кавалерийской бригады горских национальностей. В 1940 году Японц Абадиев в звании майора стал заместителем командира 107-го кавалерийского казачьего полка 12-й кавалерийской дивизии под Армавиром.
Абадиев Японц и Висаитов Сакка. Москва, февраль 1943г.
МЫ – КРАСНЫЕ КАВАЛЕРИСТЫ…

На фронт попал 27 июня 1941 года в окрестностях разбомбленного и горящего Смоленска. Первый налет на город был совершен фашистами через двое суток после начала войны – 24 июня. Город заваливали зажигательными и крупными фугасными бомбами. Полностью была разрушена центральная часть города, сгорело свыше 600 домов.

Абадиев был назначен заместителем командира 117-го тяжелого танкового полка, который бросили на старую смоленскую дорогу против танков противника. Когда советские подразделения стали стремительно отступать, оставляя населенные пункты и города, проходя, словно через коридор, через проклинавших их местных жителей, он дрался до последнего. Потом вывел свой полк из окружения в полном составе. Это произошло в Днепропетровской области в районе деревни Сурск-Литовска. Под его командованием красноармейцы разбили две фашистские роты, выбили противника из села. Позднее бойцы Абадиева прикрывали отступление дивизии – четыре дня сдерживали натиск врага. За эту операцию Японц был представлен к ордену Красного Знамени.
Летом 1942 года Японц назначается командиром 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии. По решению Государственного Комитета Обороны, такие подразделения стали активно формироваться. Враг праздновал победы, и советские военачальники искали новые способы дать ему отпор. Так возникла идея создания кавалерийских подразделений. Их формировали, прежде всего, за счет горцев.

Бойцов бросают в бой под Сталинградом, на Северном Кавказе, в междуречье Дона и Волги. 12 июня дивизия получает приказ: выступить против 4-й танковой армии немцев. Так кавалеристы атаковали танки. Очевидно, насколько кощунственным был приказ – бросить людей и лошадей против бронированных машин. Исход казался гарантированным. Но гнули сталь непреклонные горцы!

У станицы Константиновской были убиты более половины кавалеристов дивизии Японца. Он получил ранение, попал в госпиталь. Подлечился, недолго пробыл в резервных частях, успел даже прочитать лекции курсантам Военной академии им. Фрунзе и снова ушел на фронт.

НА ОСТРИЕ

Мои собеседники пересказали одну из самых трагических историй, услышанных от фронтовика. Она дает представление и о масштабах сражений, и о силе человеческого характера.

На Курской дуге триста всадников кавдивизии под командованием Японца Абадиева заняли оборону на одном из стратегических направлений. По полевому телефону передали приказ отступать. Японц услышанному не поверил. Диверсионные группы немцев иногда присоединялись к полевому кабелю и давали ложные приказы от имени командования советских войск. Он принял решение не отступать. Окопавшись на холме, укрыв лошадей в лощине, через некоторое время они оказались лицом к лицу с танковой армией фашистов.

На поле боя осталось лежать 270 кавалеристов. Закончились боеприпасы. Пришла было мысль о том, что надо было поверить приказу… Но в тот же миг, засучив рукава черкески, он выхватил кинжал и приказал: «К лошадям!». Тридцать оставшихся в живых кавалеристов на полном скаку пошли на танки с кинжалами… Когда фашисты увидели всадников, они от удивления остановили танки. Окружили их кольцом, словно создали цирковую арену, и начали хохотать. Под крики «Русиш швайн» кони кружили по кругу. Японц скомандовал разбиться поодиночке, и, прорываясь в промежутки между танками, атаковать веселящихся танкистов и пехотинцев. Немцы такого безумства не ожидали, многие были сражены наповал.

В живых осталось девять всадников. Когда они приехали в расположение отступившей дивизии, комдив приказал расстрелять Японца. Он не верил в рассказ о прорыве сквозь танковое кольцо. И тут произошло невозможное! В момент исполнения приговора подъехала «эмка», из которой вышел командующий армией Константин Рокоссовский. Он спросил комдива, кто держал оборону на том участке. Комдив доложил: полковник Абадиев. Рокоссовский приказал привести Абадиева и наградить героя орденом Ленина. Благодаря героическому сопротивлению всадников Японца удалось сдерживать натиск противника в течение четырех часов. За это время наши войска сумели переломить ситуацию и из обороны перешли в контрнаступление. Японц не раз вспоминал, как орден Ленина спас ему жизнь. Но вот при жизни награда так и не нашла героя! Ее вручили через год после его смерти сыну. Также после смерти Японца на мемориальном кладбище Мамаева кургана в Волгограде были установлены семь памятных плит с именами 84 воинов-ингушей, оборонявших город от фашистских захватчиков. Этот список возглавляет Японц Абадиев.

Наш герой вспоминал, как получил ранение в голову. Пулю врачи не смогли извлечь, он проходил с ней до конца жизни. Из-за этого ранения ему нельзя было летать на самолетах. Помнил, как с поля боя его выносила медсестра. Потом – взрыв, грохот, огонь, дым и темнота. Вдруг в глазах появилась какая-то крутящаяся точка. Он начал тянуться к ней, ползти… Оказалось, что после взрыва его полностью накрыло землей. Он выполз из-под плотного слоя и увидел на краю своей «могилы» девушку-санинструктора, которая его вытаскивала. Она замерла на краю ямы – с открытыми глазами, обгоревшая, мертвая...

У него был «талант» оказываться там, где горячо. Вспоминал с иронией, как попал в плен к румынам. «Они ж цыгане, дисциплины не было. Быстро сбежал». Очутился в госпитале в Одессе. Когда возвращался на катере обратно, началась авиационная атака противника. Он взял командование на себя и с ручного пулемета, стоявшего на палубе, сбил мессершмитт.
Внуки Японца Абадиева: Ибрагим Плиев и Ахмад Абадиев
ЖИВАЯ ПАМЯТЬ

К концу 1943 года начался отзыв в Москву офицеров-вайнахов со всех фронтов. Начиналась кампания по депортации ингушей и чеченцев. Японца отправили в Оренбург (Чкалов) командиром резервного полка. Позже он отправится в Башкирию замкомполка, потом местом службы будет г. Горький, стройбаты Владимира, Рязани, Куйбышева. Бойцы под его командованием прокладывали дороги, строили аэродромы. Он прослужил 30 лет, ушел в запас в звании подполковника. Совершенно очевидно, что из-за графы «национальность» его подвиги остались недооцененными. На кителе героя – представительные награды: два ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны. Однако, повторю, только после его смерти, через год, сын получил высшую награду…
Внук героя – Ахмад признается, что слово «офицер» у него ассоциируется именно с дедом. Семья некоторое время жила в Куйбышеве. Здесь Японц похоронил свою мать, которую выслали вместе со всем ингушским народом, как врага. Ахмад был маленьким, но одни из самых ярких воспоминаний связаны с дедом. У того не было домашней одежды, в любое время мог идти хоть на парад. Человек жесточайшей внутренней самодисциплины, говорят его близкие. Он никогда ни с кем не ругался, хотя соседи были разные. Не позволял себе ни одного бранного слова. Пройдя самые кровавые битвы Великой Отечественной, сумел сохранить безупречную воспитанность, равновесие, душевное тепло, участливость.

Старался всегда поддерживать хорошую физическую форму. Однажды, уже в 50-летнем возрасте, при весе в 120 кг, чтобы опровергнуть чьи-то сомнения, вскочил на лошадь, с лошади – на турник, и, сделав «солнышко», снова вскочил в седло. Мог станцевать лезгинку на столе, уставленном посудой, ничего не разбив и не уронив. Он любил, чтобы в доме все было. Поэтому, например, в Куйбышеве держал 40 коз. Шутил: «Я всегда любил полные мешки и полных женщин». Однако в жены взял хрупкую Маржан. А она умела гнуть свою линию! Была отличным дипломатом. Если он начинал сердиться, заводиться, то супруга очень натурально падала в обморок. И человек-легенда каждый раз пугался и вызывал врачей.

Умер Японц в 1985 году. Его хоронили под Насыр-Кортом, как он и завещал, завернув в бурку. Спустя 30 лет после смерти героя, рассказы и воспоминания о нем – главная тема в общении близких. У Японца был сын Михаил и две дочери. Михаила уже нет в живых. Отец назвал его в честь боевого друга. Михаил был очень талантливым человеком с разнообразными способностями: писал портреты маслом, хорошо пел, играл на многих музыкальных инструментах, считался отличным технарем, мог сконструировать все, что угодно.

Он выбрал мирную профессию – работал врачом. Был талантливым хирургом, делал самые сложные операции, был главным онкологом республики. Молва о его искусстве врачевания стала народной. Даже после смерти Михаила люди продолжали искать его. У Михаила, как и у отца, две дочери и сын. Одна из дочерей также стала врачом.

Мужем одной из дочерей Японца стал Саварбек Плиев. Фронтовик, воевал в Брестской крепости. Он также оказывался участником самых жестоких схваток. Рассказывал, как, выполняя приказ, выходили к Минску из вражеского тыла. В мирное время возглавил Совет ветеранов Ингушетии, пользовался большим уважением у ровесников.

Его сын Ибрагим фактически вырос у Японца в семье и в полной мере почувствовал железную волю деда и его несгибаемый характер. Жесткий распорядок дня был у парня. Подъем в 6.00, обливание-умывание, зарядка, в течение дня обязательное время на чтение, занятия, на выполнение обязанностей по дому.

Ибрагим поселился в Малгобеке. Он – травмотолог-ортопед, работает на «скорой». Как и его знаменитый родственник, он много колесил по России и не только. Срочную службу проходил в Германии. В Астрахани окончил мединститут, ординатуру проходил в Москве. Работал во Владикавказе, Махачкале, а также в Карелии и даже в Норвегии. И вот ингушский «карьерный зигзаг»: врач «неотложки» в отдаленном районе Малгобека. Вот такая реальность: с тремя высшими образованиями, с опытом работы главврачом в зарубежной и отечественных клиниках, он на родине, оказывается, должен получить «спецразрешение» на работу у главы республики! Ну не издевательство ли?

У него восемь детей. В Малгобек вернулся ради стариков-родителей, которых считает самыми близкими людьми на земле. Очень сокрушается, что из-за пожара в его доме в Одинцове сгорело много фотографий и документов, связанных с Японцем.

Сын Михаила Ахмад – талантливый оратор. Выпускник Ростовского юридического института, кандидат юридических наук. Работал в Росимуществе, специалист по антикоррупционной работе, сейчас работает в правительстве РИ. Его приглашают читать лекции во многих университетах и высших учебных заведениях. Всем этим людям я безмерно благодарна за возможность узнать о человеке-легенде. «На вашей совести написание книги о нем!», – дала «наказ» я внукам Японца. Это была еще одна история, узнав которую, испытываешь гордость за великую, непобедимую Россию. Низкий поклон вам, друзья!

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Сергей Бакаев

Орёл, рожденный на Кавказе
Очень редко удается побывать в родовых домах вайнахов - минувший век был беспощаден к ним. Поэтому с особым чувством переступала порог дома родственников ветерана Великой Отечественной войны Сергея Магометовича Бакаева. Он родился в 1918 году в селе Яндырка Назрановского района ЧИАССР. Теперь населенный пункт называется Яндаре и находится на территории Республики Ингушетия.
ИНГУШИ С РУССКИМИ ИМЕНАМИ

Дом строили заново, но место сохранено. Тут родился Сергей Бакаев (домашние называли его Сосарко) – человек легендарный, которого с нами уже нет, но память о нем не меркнет. Впечатления от пребывания в доме самые благостные: основательный, просторный, с интересной, продуманной планировкой, дышащий стариной. Мы застали момент работы журналистской группы с НТК Ингушетии. Мужчины отвечали на традиционные вопросы, женщины слушали, поддерживали разговор. Я залюбовалась ими. Все же не зря говорят, что настоящая женская красота с годами проявляется все ярче. Кажется, что душевное обаяние и добродетели становятся все более заметными.

Под софитами сидела родная сестра Сергея – Ирина и жена его брата – Фатима. Почему у брата и сестры русские имена? Об этом нам рассказал их родственник – генерал-майор Хаджи-Умар Магометович Султыгов. Он – замначальника регионального управления Федерации союза казаков (ФСК) РИ. Отец Сергея и его отец были двоюродными братьями (то есть, по ингушским понятиям, они с Сергеем также считались двоюродными). По его словам, родители Ирины (близкие тоже интерпретируют ее имя – зовут Хадижия) и Сергея в основном вращались среди русских офицеров и их семей. Весть о рождении дочери ее отец получил в момент общения господ офицеров. У одного из них жену звали Ириной. Семейное предание не сохранило, почему именно этот факт стал решающим для родителей, но девочка стала носить русское имя.

Сергей рос в многодетной семье: у него были четыре сестры и два брата. Бакаевы относились к середнякам. Сохранилась фотография мамы – Гоцы Джамботовны, в девичестве Льяновой (1884–1976 гг.). По воспоминаниям, она обладала отличным музыкальным слухом, прекрасно играла на гитаре, слагала песни, хотя нигде этому не училась.
Сергей Бакаев
НАГРАДЫ ГЕРОЕВ НАХОДЯТ НЕ СРАЗУ

Сергей был обычным сельским парнем. В 1939 году он ушел служить в ряды Красной Армии, а в 1941 году добровольцем пошел на фронт. Его направляют на ускоренные курсы в артиллерийское училище в Баку. По окончании, в марте 1942 года, в звании младшего лейтенанта Сергея командировали на передовую в действующую армию.

Сохранился рассказ о том, за что он был представлен к ордену Ленина. В момент отступления командир дивизии вдруг вспомнил, что забыл забрать из штаба секретные документы. Не надо объяснять, что грозило «забывчивому» офицеру. Сергей вызвался вернуть документы. Попросил бойца в помощь. Первая вылазка в тыл закончилась трагически – смельчак с бойцом попали под обстрел, боец погиб. Сергей вернулся и попросил еще одного помощника. Вторая попытка была удачной. Они забрали из штаба документы, чем спасли положение не только комдива, но, возможно, положение дел на фронте в целом. Командиры оценили бесстрашие Бакаева – подали представление к награде. Однако только после его смерти награду получили близкие.

Награды вообще не сразу находили героя. Он дважды был ранен – в 1942-м и 1943-м годах. Его представляли к ордену «Отечественной войны II степени». Однако, как сообщает подававший на него рапорт офицер, «по причине быстрой эвакуации в госпиталь на излечение» он не получил награду.

Переживал ли Сергей по этому поводу? Скорее всего, у него просто не было времени думать об этом. Мне рассказали, как он участвовал в освобождении Малгобека. Был комбатом. Под его началом находились несколько сотен человек. Перед боем вырвался, чтобы увидеть родителей, и примчался домой. Мать умоляла его не уезжать, буквально валялась в ногах. Он был непреклонен: «Меня ждет тысяча солдат. Я лучше умру, чем подведу. Через два с половиной часа наступление». И действительно, ровно через два с половиной часа начался страшный грохот орудий – финальное сражение за Малгобек.
Крайний слева в среднем ряду отец Сергея – Магомет с офицерами
СТАЛИ ВОЛОСЫ СМЕРТЕЛЬНОЙ БЕЛИЗНЫ

Он был военным от Бога, говорят мои собеседники. Именно его маршал Конев назвал «Орлом Кавказа» и разрешил носить бурку. «В боях с немецкими захватчиками показал образцы и умение в деле разгрома врага, отвагу, мужество и настойчивость… Тов. Бакаев дисциплинирован, культурный, политически развит, грамотный как офицер и как артиллерист», – это цитата из характеристики гвардии капитана Бакаева. Он дважды был представлен к званию Героя, но, повторю, «наградные истории» оказывались самыми трудными в его карьере. В графе национальность значилось «ингуш». Это оказывалось непреодолимым препятствием.

Сергей освобождал Прагу и некоторое время оставался для ее восстановления. Дошел до Берлина. Командовал артиллерийской батареей. Именно артиллеристы готовили плацдарм для взятия немецкой столицы – накрывали город яростным огнем. Сила артиллерийского огня была огромной, утверждают историки и приводят такой пример: за время артиллерийской подготовки было израсходовано 500 тыс. снарядов и мин – это одна тысяча железнодорожных вагонов.

Но и после того, как Берлин пал, война для артиллериста Бакаева не завершилась. Он усмирял мятеж офицеров Вермахта, несогласных с капитуляцией. Бакаев был участником парада Победы.

Кстати, на войне он дослужился до звания майора, но закончил войну гвардии капитаном. Когда в 1944 году ингушей поголовно, не глядя на награды и звания, сняли с фронтов, его понизили в звании. Однако должность оставили. Уже после войны, в депортации, в Казахстане, он трижды писал лично Сталину о «трагической ошибке».
Внук Заурбек бережно раскладывает на столе фотографии, документы, награды деда. Я беру в руки паспорт Сергея. С фотографии смотрит на меня красивый мужчина с копной совершенно белых волос. Он поседел в 24 года. На Курской дуге пять дней артиллеристы не могли даже высунуться из укрытия, чтобы справить естественную нужду. Когда, наконец, разрешили помыться-побриться, он увидел себя в зеркале и не узнал…
На фото справа мать Сергея – Гоца (Льянова) с родственниками
В ПОИСКАХ СПРАВЕДЛИВОСТИ

После демобилизации у него на руках была рекомендация маршала Конева. Тот, перечисляя послужной список артиллериста, отметил: «рекомендуется использовать на руководящих постах в народном хозяйстве». Но мирное время спокойным для него не стало!

В 1972 году 26 коммунистов-ингушей подготовили и направили в ЦК КПСС письмо «О нарушениях ленинской национальной политики КПСС в Чечено-Ингушской АССР». Он был одним из подписавших его, в одном ряду с великими и героическими Идрисом Базоркиным, Ахмедом Газдиевым, Джабраилом Картоевым, Султаном Плиевым… Это – объемный, очень аргументированный документ, рассказывающий о бесправном состоянии ингушей в г. Грозном Чечено-Ингушетии и Пригородном районе и г. Буро (Орджоникидзе, Владикавказе) Осетии и требованием восстановить их конституционные права, обеспечить равенство.

В ноябре этого же года в Москву выезжает несколько групп ингушей с заявлением на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева с просьбой восстановить справедливость и вернуть Пригородный район в состав Чечено-Ингушетии. В пути, на станции Скуратово, милиция, по звонку из Грозного, высаживает их с поезда, задерживает и пытается воспрепятствовать поездке. Обыск в самом поезде длился несколько часов. А несколькими днями раньше Абдулу-Хамида Измайлова, одного из тех, кто должен был ехать в столицу, находят убитым.

Письмо удалось передать в Центральный Комитет КПСС 2 декабря 1972 года.

Позже их пытались «образумить» – заставляли отречься от письма. Они были непреклонны. А через полгода начался митинг в поддержку высказанных в письме требований. Он продолжался полгода – с 16 июня 1972 года до утра 19 января 1973 года. На него стекались ингуши со всех, даже самых далеких населенных пунктов Чечено-Ингушетии и Осетии. Митинг проходил предельно организованно. За все дни не было ни одной хулиганской выходки, не говоря уже о других более серьезных противоправных действиях. Ораторы выступали корректно, говорили о том, что давно копилось, требовали восстановить справедливость, прекратить произвол и насилие против ингушей. Надо ли уточнять, что Сергей Бакаев участвовал в этом митинге?!

Началась новая мощная волна репрессий к тем, кто, по мнению, а то и по доносу местной партноменклатуры, прямо или косвенно имел отношение к письму или митингу. С.С. Апряткин, тогдашний Первый секретарь Чечено-Ингушского областного комитета КПСС, вызвал Сергея и приказал положить партбилет на стол. Сергей, вытащив его из кармана, сказал: «Я получил его в окопах. Не ты давал, не тебе и забирать». И вернул документ во внутренний карман. Вырвать его можно было только с сердцем.

А с руководящими должностями для Сергея маршал Конев погорячился! Сергей лет 6 не мог работать даже разнорабочим. Только устроится слесарем, сантехником, стропальщиком, как через неделю звонок из обкома и увольнение. А ведь фронтовик был отличным специалистом, хорошо разбирался в экономике. Чтобы понять, насколько жестким был партийный «каток» в отношении неугодного Бакаева, приведу такой пример. Уже в 1998 году местный врач Чапанов рассказал сыну Сергея – Хамиду о том, как отец лежал у него в больнице. Вдруг раздается звонок: «Выписывайте Бакаева, он – симулянт». «Я не партийный, я врач, а он больной», – невозмутимо ответил доктор. Я спросила родных: жалел ли Сергей о подписи под тем историческим письмом? Оно ведь и для него стало судьбоносным.

«Никогда не жалел. Хотя боль в нем сидела всегда», – сказали мне. Только после того, как Апряткина сменили на Власова, он устроился на работу в Чечено-Ингушское Управление строительства (ЧИУС). Жили в Грозном, на улице Розы Люксембург. Сергей умер 23 февраля 1985 года.
БЕСЦЕННОЕ НАСЛЕДСТВО

Только в 1998 году семья приехала в Ингушетию. У Сергея осталось три дочери и три сына. Один из сыновей умер в 1999-м, не выдержало сердце. Младший сейчас живет в Грозном. Хамид трудится автоэлектриком. Внуки Сергея стали медиками, работают в Москве. Средняя дочь Сергея Фатима не сразу вышла к нам. Но, когда узнала, откуда и зачем приехали, приняла участие в разговоре. Она очень похожа на отца. Сохранила о нем самые теплые воспоминания, часто замолкала. Было видно, что отец и дочь отлично ладили, и она остро переживает разлуку.

Племянник героя – Магомед и, как признают все, необычайно похожий на Сергея и унаследовавший его стать внук – Заурбек оставались рядом с нами. Они хорошо знают историю, разбираются в политике и, конечно, трепетно относятся ко всему, что связано с их легендарным Сергеем. Интеллигентные, порядочные люди – с такими приятно даже просто побыть рядом, чувствуя себя комфортно и легко. Притягательное обаяние простой и добропорядочной семьи – наивысшая общечеловеческая ценность.

В семье хранится немного фотографий Сергея. Он не разрешал себя снимать. Но и Фатима, и Хамид до сих пор слышат от людей неизвестные и ставшие популярными истории об отце. Каждая из них – об удивительной человечности, порядочности этой личности, уважении к нему.

Магомед показал одну из фотографий с Сергеем в группе военных. Признался, что она не однажды выручала его. «Вожу с собой. Бывало, что гаишники отпускали, узнав, что это – мой дядя. Был дело, даже козырнули», – говорит он.

Согласитесь, что материальные сокровища, злато и серебро меркнет на фоне такого наследства! И дети благодарны отцу за его светлое имя, за сохраненные честь и достоинство. Это – предмет их гордости на всю жизнь, незапачканное имя самого дорогого человека.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Тагир Бекбузаров

Сердцу не прикажешь всё забыть
Когда ветеран из Магаса Тагир Мурцалиевич Бекбузаров вошел в комнату, у меня перехватило дыхание. Прямая спина, приподнятый подбородок, серебристая седина. Уверена, что художники выбрали бы именно его, чтобы показать благородство и величие долгожителя.
СИЛА ДУХА

Он встречал нас вместе с внуком Магомедом. К сожалению, не так давно ветеран ослеп и почти не слышит. В какой-то момент показалось, что он смотрит словно внутрь себя — осмысленно и печально. Но когда Тагир протянул руку для пожатия, и коллега попытался поддержать его под локоть, он интуитивно отстранился. По-иному и быть не могло. Это – дух, тот самый вайнахский дух, который сохранили истинные горцы. Так случилось, что точный возраст Тагира Бекбузарова назвать нельзя – документы с правильной датой утеряны, а новые выдали с ошибкой. Если руководствоваться логикой, то можно предположить, что он родился в начале 20-х годов прошлого века в одном из самых древних селений Северного Кавказа – Ангушт в обычной многодетной семье. Сегодня он, несомненно, старейший ветеран Ингушетии.

Сейчас он с большим трудом разговаривает – его мучают боли, здоровье сильно пошатнули несколько инсультов. На помощь пришел Магомед – именно он, дедушкин «неразлучник», поделился воспоминаниями деда. По-мальчишески сумбурно, но с удовольствием рассказал, как дедушка сопровождал однажды обоз с ранеными.
Тагир Бекбузаров
ЗАЩИТНИК МАЛГОБЕКА

Жили нуждами фронта. Северный Кавказ входил в зону стратегических интересов фюрера. На пути гитлеровцев, которые рвались к грозненской нефти, оказался город Малгобек. Ветераны рассказывают, что она обладает уникальным свойством – ее заливали в бензобаки танков! Самая боеспособная армия была брошена Гитлером на Кавказ. Однако на пути врага встали малгобекцы. В сентябре 42-го противник подошел к городу. Взять нахрапом город не получилось. Красноармейцы, а вместе с ними горожане, ингуши из близлежащих сел вцепились в родную землю насмерть. Гитлеровцы решили выжечь и разбомбить упорство непокорных. Весь сентябрь Малгобек горел – удары авиации и артиллерии практически не прекращались. Линия фронта смещалась по улицам, город брали фашисты, а через несколько суток отбивали красноармейцы. К началу октября Малгобек лежал в руинах. В оборонительные окопы жители закачивали нефть и поджигали ее. Люди гибли от удушья, сгорали заживо, но не отступали. Тагир Бекбузаров был среди тех, кто не допустил, чтобы нефть досталась врагу. А в январе 1943 года красноармейцы начали гнать врага с родного Кавказа.
ТАМ, ГДЕ МОЙ НАРОД, К НЕСЧАСТЬЮ, БЫЛ…

1944-й год принес крутой трагический излом в судьбу парня. Вместе с родными его депортировали в Северный Казахстан. В одном из интервью он вспоминал, как выгоняли с родных мест. «Все было в страшной спешке и поддулами автоматов. Не давали собрать вещи, только некоторые сумели прихватить теплые вещи. Погнали к вокзалу. Здесь загоняли в деревянные вагоны с огромными щелями, через которые свистал ветер. Очень многие замерзли по пути. Их охрана из поезда выбрасывала в снег. Нашей семье, можно сказать, повезло – мы хотя бы не замерзли», – рассказывал он. Казахстан встретил депортированных сурово, и дело не только в совершенно ином, чем в Ингушетии, климате. Не было ни жилья, ни работы. Одна надежда была на милосердие местных жителей. Они пускали к себе переселенцев. Однако выживать, даже имея над головой чужую и временную крышу, было не менее сложно. Тагир решил поехать в Петропавловск на завод, на заработки. Однако патруль поймал парня, задержал и препроводил в суд. Переселенцы не имели права на свободное передвижение без разрешения комендатуры. «В чем был – легкой обуви и одежде, отправили за Петропавловск. Нас колонной гнали в пургу 15 километров. Дороги не было, спотыкался, боялся упасть и не встать. Только чудом остался жив…», – так вспоминал он об этом аде.

Наш герой просидел в тюрьме три месяца. По счастью, закон в отношении передвижения переселенцев смягчился, и Тагира выпустили.

А потом была Целина! Тагир среди тех, кто участвовал в этой легендарной стройке века. До начала 60-х семья Бекбузаровых жила в Казахстане. Здесь Тагир пережил огромное горе – похоронил отца и двоих братьев. И, тем не менее, когда вынужденным переселенцам разрешили вернуться, он с семьей вернулся домой.
СНОВА ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

Поселились они в Пригородном районе. Тагир стал начальником заготовительной базы. Работал добросовестно, его ценило руководство, уважали земляки. Он несколько раз подряд избирался депутатом районного Совета. За добросовестный труд он удостоен медали и звания «Ветеран труда». На районной доске почета его фотография не сменялась 29 лет! Но спустя 32 года после приезда в Пригородный район Бекбузаровы вновь стали вынужденными переселенцами. После событий 1992 года они переехали в Малгобек. Переезд правильнее было бы назвать бегством ради спасения жизни – дом был разрушен. Но не только о стенах сокрушался старик. Сгорели почти все фотографии. Для ингуша – потомка легендарного рода Бекбузаровых, одним из ярких представителей которого был легендарный генерал Сосланбек Сосуркоевич Бекбузаров, герой Первой мировой войны, документы, вещи предков – предмет особого почитания. Стоит ли говорить, насколько горькой была эта утрата…

Но в Ингушетию приехали и без необходимых вещей. В который раз начали обустраиваться заново, с нуля. «У меня было тяжелейшее положение, – рассказывал он журналистам, – почти все средства – моя и пенсия жены уходили на плату за квартиру, даже на питание иногда денег не хватало».

Тагир Мурцалович всегда был, что называется, на виду, занимался активной общественной деятельностью. Например, входил в Общественный Совет при президенте Республики Ингушетия. И однажды в разговоре с Муратом Зязиковым обмолвился о своей проблеме. Это произошло при награждении ветерана орденом «За заслуги перед Отечеством».
Генерал Сосланбек Сосуркоевич Бекбузаров, герой Первой мировой войны
ПОДАРОК К НОВОСЕЛЬЮ

В 2003 году семья получила долгожданную хорошую новость – ей выделили бесплатно трехкомнатную квартиру под номером 1 в самом первом построенном доме новой столицы Ингушетии – Магасе. Здесь, как признается жена Тагира, они обрели, наконец, ощущение спокойной старости. Здесь же произошло удивительное событие. Тагир – многодетный отец. У него было восемь детей, но осталось в живых три сына и три дочери. Так вот, у одного из сыновей 15 лет не было детей. «Мы уже и не надеялись понянчить его внуков, и вдруг, после переезда сюда, мы узнали такую радостную новость. Это просто чудо, вот такой был подарок нам на новоселье», – рассказывал ветеран. В семье Бекбузаровых, повторю, – культ традций предков. Уверена, что и Магомед передаст своим детям обычаи, устои и ценности, которым не одна тысяча лет. Они доступны и понятны каждому – жить по совести, чтить старших, дорожить собственным достоинством. Тагир Мурцалович следовал и следует им неотступно. Наверное, еще и поэтому ему очень больно от осознания несправедливости испытаний и страданий, которые выпали на долю, в том числе, и его поколения. Он очень надеется, что это суровое время ушло навсегда, и настала пора восстановления честного имени небольшого по численности, но великого по духу народа. Несколько лет назад Тагир Бекбузаров принимал участие в открытии мемориальной плиты воинам Ингушетии, павшим при защите Ленинграда. Я надеюсь, что и в других российских городах со временем отдадут дань памяти бесстрашным вайнахам, каждый седьмой из которых ушел на передовую. Это необходимо не только для того, чтобы израненное сердце Тагира Бекбузарова было спокойно. Это надо всем нам – знать правду и донести ее до наших потомков.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Умар Богатырев

Жди меня, и я вернусь
С родственниками Умара Заалиевича Богатырева, ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Красной Звезды, мы встречались в Малгобеке в моем любимом кафе «Candy», где улыбаются каждому посетителю и отменно кормят. Моими собеседницами были его младшая дочь Эсет и внучка Лейла. Потомки бережно сохранили в памяти рассказ героя о том, как брали Берлин, о его встрече с маршалом Жуковым.
СЕМЕЙНЫЕ РЕЛИКВИИ

Эсет – отличная собеседница, и от мамы двух дочерей – Хавы и Пятимат и двух сыновей – Хаважа и Хас-Магомеда, трудно оторвать взгляд: обаятельная, приветливая, со смеющимися глазами и очень женственная. Помимо воспоминаний она принесла много документов, публикаций, фотографий, ордена отца. Горько сожалела, что из семейного архива необъяснимо исчезла грамота Умара, подписанная главными военачальниками Великой Отечественной, в том числе, и самим Жуковым. Она висела в нарядной рамке на стене родительского дома на самом почетном месте. И пропала! Никто не может понять, куда девалась семейная реликвия.

Разложив фотографии и документы, мы сугубо женской компанией завели разговор о матери Умара – Напсат Тимурзиевой. Она дожила до 120 лет! Родные не забыли ее стальной характер – была строга со всеми, но, прежде всего, к себе. Если она что-то обещала или давала слово, то выполняла непременно. Эсет вспоминает, что однажды задержалась на работе – не могла уйти с дежурства, дожидаясь опаздывающую коллегу. А дома ее ждала, мягко говоря, рассерженная бабушка. Получила от нее таких затрещин палкой, что на одном пальце до сих пор остался шрам. Сейчас, став мамой, Эсет понимает: Напсат страшно переживала за них, для нее важнее всего были честь и достоинство девочек ее семьи. По ее разумению, девушка должна выходить из отцовского дома кристально чистой, незапятнанной. Лучше потерять голову, чем честь – есть такая горская пословица.

Волевой характер бабушки проявлялся во всем, даже в ее отношении к приему пищи. Она ела очень мало, но подбирала сбалансированный рацион и принимала еду строго по часам. В глубокой старости, если ухаживающие за ней родственницы опаздывали с трапезой хотя бы минут на десять, то она могла и отказаться от еды.
Эсет вспоминает, что у ее старшей сестры Маретт характер был бабушкин – такой же железный. После того, как на Умара была получена «похоронка», а он «воскрес» и разыскал семью в депортации, она долго отказывалась воспринимать этот факт, выискивая подоплеку. «Пытала» жену Умара: «Ты, наверное, решила выйти замуж, поэтому говоришь, что это папа?» Ее долго убеждали в обратном. Напсат связывала все семейные нити, знала дальних родственников, даже самую «седьмую воду на киселе». Родственные чувства были очень сильны. А моя собеседница – правнучка Напсат Лейла, была для бабушки, как свет в окошке, она ее обожала.
Умар Богатырев
НАГРАДА ЗА БЕРЛИН

Ее сын – фронтовик и орденоносец Умар – поражал окружающих своей открытой эмоциональностью. Он родился в 1913 (по другим данным – в 1917) году в селе Сурхахи Назрановского района. В Красную Армию ушел в 1941 году за три дня до начала войны. К этому моменту он уже был главой семьи, воспитывал дочь.

Призывников привезли в Грозный, где они и узнали о начале войны. На следующее утро их отправляют в г. Каменск Ростовской области. Боевое крещение он получает в конце 41-го, когда после окончания артиллерийских курсов был командирован в состав Первого Украинского фронта 53-й армии. В 1943 году после окончания курсов младшего командного состава в г. Сумы Богатырева назначили командиром минометного взвода.

Это назначение стало судьбоносным. В ходе Курской битвы батарея Богатырева покажет себя безупречно. Когда он вспоминал об участии в одной из основных операций Великой Отечественной, то не мог сдержать слез: «Это было страшное сражение… От взрывов сотрясалась земля, закладывало уши. После боя было ощущение, что все сравнялось с землей».

Батарея Богатырева выстояла и пошла вперед. После сражения на Курской дуге стало ясно, что фашистов остановили. Наступательная стратегия становилась главной в действиях Красной Армии. Умара Богатырева с однополчанами перебросили под Белгород. Здесь советские войска нанесли урон Белгородско-харьковской группировке вермахта и вышли на позиции Левобережной Украины.

Умар Богатырев был одним из тех, кто прошагал пол Европы. Участвовал в освобождении Польши, Чехословакии, Венгрии. Он рассказывал о встрече с маршалом Жуковым после взятия Будапешта. По его словам, Георгий Константинович обратился к нему с вопросом: «Как думаешь, Умар Заалиевич, Берлин возьмем?». Командир минометчиков четко отрапортовал: «Обязательно возьмем!». В мае 45-го в составе 241-й стрелковой дивизии артбатарея под командованием Богатырева вступила в Берлин. За мужество и героизм в боях за Берлин Богатырев был представлен к ордену Красной Звезды.
ЧУДЕСНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

…Умар Заалиевич избежал участи многих ингушей, которых отправляли в депортацию прямо с передовой. Как знать, может быть, свою роль сыграла его фамилия, так похожая на русскую. Только 18 мая 1945 года, вернувшись на Родину, он узнал страшную новость о выселении ингушского народа в Северный Казахстан и Среднюю Азию. Кинулся на поиски семьи. И нашел! Да как вовремя. Вот что рассказывает Эсет: «Семья уже на новом месте получила похоронку на Умара и устроила поминки по нему. Аккурат на пятый день поминок он и появился. Многие не могли поверить своим глазам. Только мать, которую он обнял, безошибочно узнала в мужчине с полной грудью орденов и медалей своего сына. Жена, работавшая в колхозном саду, услышав: «Умар вернулся!», упала без чувств».

В Казахстане они прожили до 1958 года. Умар – фронтовик и орденоносец, прошедший всю войну, пользовался непререкаемым авторитетом. Он организовал для земляков кустарное производство и очень многих спас от голодной смерти. Люди вспоминают об этом до сих пор.

Пройдя кровопролитнейшую войну, видя, как рядом гибнут товарищи, ощущая жуткое дыхание смерти рядом, Умар не потерял своей мягкосердечности. Мои собеседницы рассказали, насколько он был отзывчивым, ранимым, чувствительным. Он, человек, героизмом которого восхищались, часто плакал. Не мог сдержать слез, когда рассказывал о войне, когда становился свидетелем проявления лучших качеств земляков, рыдал, когда умер его 24-летний сын. Но это ничуть не умаляло его достоинства — он был искренним, настоящим, и это подкупало всех! Куда бы его ни приглашали, он всегда держался с достоинством и был отличным собеседником. Любил людей, любил общение. Лейла вспоминает про общие семейные праздники за большим столом. «Несмотря на изобилие, он знал цену каждой крошки. Собирал пальцем после еды каждую крошечку и отправлял ее в рот. Любил, чтобы на столе был хоть кусочек какого-то деликатеса, лакомства. Поэтому в доме всегда были икра, красная рыбка. По чуть-чуть, но были», – рассказала она. Он любил жить вкусно и по-настоящему! Как жаль, что многие из нас сегодня не обрели этого стремления превращать в праздник рядовые моменты жизни...
Беслан Картоев, отец малышки Даны и ее старших братьев и сестер – правнуков Умара Богатырева. Мы благодарим Беслана за помощь в подготовке проекта.
НАСЛЕДНИКИ СЛАВНОЙ ФАМИЛИИ

Вернувшись из депортации, семья обосновалась в Моздоке. Глава семьи всегда отдавал предпочтение работе, которая позволяла прокормить семью. Для него было принципиально важным быть кормильцем в буквальном смысле слова.

Последние четыре года жизни Умар нуждался в помощи детей. За ним ухаживала дочь Айшат, которая обожала отца и стремилась предугадать любое его желание. Каждый день в обед с бидончи ками и термосами спешила к нему, словно к ребенку. Она же потом образцово ухаживала за его женами. Умар Заалиевич Богатырев умер в 2007 году. Айшат ненадолго его пережила. Ушла вслед за ним через два года. «Умар словно не захотел без нее быть и там, забрал ее с собой», – с грустной улыбкой сказала Эсет. Кстати, о красоте и о женщинах. У моих собеседниц сохранилась в целости (не порвана, не смята) фотография военных лет, сделанная в Чехии. На ней Умар запечатлен в окружении двух женщин. Приобнял красавицу Эльзу. Честно говоря, не удивлена, что военно-полевой роман не обошел и его – красавец-мужчина был в центре женского внимания и за пределами родины. Умар и Эльза сошлись, да настолько серьезно закрутила война их отношения, что Эльза родила ему в 1945 году сына. Родные вспоминают, что вернувшись к семье, Умар не скрыл этот факт. Он помнил об Эльзе всю жизнь, тосковал и по ней, и по сыну. В те годы даже думать о поездке к ним не было смысла. Для него это была незаживающая душевная рана, его боль. Ревновала ли Умара жена? По словам Эсет, домашние этого не замечали. Первая жена была очень мягкая, покладистая, истинная мусульманка. Она умерла в 1967 году. Со второй женой Умар прожил в согласии 23 года, и снова стал вдовцом.

Его любили женщины, и он никогда не был один, – рассказали мои собеседницы. Кстати, обе – и Лейла, и Эсет – любимицы не только Умара, но всей семьи. У нашего героя было шестеро детей, сейчас живы только трое — сестры Аминат и Эсет и брат Магомет – ему 68 лет, вот уже три года, как после инсульта не встает с постели. У Айшат, самой старшей дочери героя, два сына – Магомет и Рамазан, а также дочь Индира. У Аминат пятеро детей: три сына(Руслан, Беслан, Хусен) и две дочери – Хава и Хади. Лейла, которую родные любовно называли Бубок, всегда притягивала всеобщее внимание: чтобы посмотреть на нее, старики специально приезжали из Сурхахи, таким живым родничком она была. Да и сейчас в своем прекрасном женском возрасте, став матерью семерых детей, она выглядит не более чем на 25 лет. Не шучу – посмотрите на фото! Ее самому старшему сыну Зелимхану сейчас 20 лет, он учится в Ростове-на-Дону. Дочери Айна и Аиша, сын Абубакр — школьники. Девчонки, как и мама, очень женственны. Абубакр радует родителей тягой к конструированию. Шестилетний Саад и четырехлетняя Амина — дошколята при маме, а самая младшая — шестимесячная Дана — всеобщая любимица.

…Наша встреча затянулась не на один час. Героическая военная биография Умара Богатырева захватила меня. Было очень интересно узнавать еще одну историю рядового вайнаха, который бережно пронес через всю жизнь свои убеждения и веру. Горцы всегда считали, что деньги платят только за товар, а честь и достоинство цены не имеют. С ними рождаются, потерять их — значит потерять самого себя. Безвозвратно! Впечатлило и стремление нынешних Богатыревых следовать примеру предков. Моим собеседницам понравилась идея найти чешского сына Умара – ровесника Великой Победы. Мы решили обратиться на Первый канал в передачу «Жди меня». И Напсат была бы довольна, и правнуки Умара обретут то, что ценил герой всегда — новый круг общения, новый повод для встреч, нового наследника фамилии Богатыревых.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Николай Гайтукиев

У Победы множество имен
В Великую Отечественную ингуши часто были вынуждены скрываться за вымышленными именами. Только так они могли сохранить в характере «яхь» – «честь и достоинство» в буквальном переводе. Это понятие трактуется гораздо шире, объединяя такие качества настоящего вайнаха, как человечность, справедливость, честность, верность долгу, преданность Родине, родному очагу, уважение к женщине. Чтобы иметь возможность сражаться за Родину, ингуши брали русские имена и входили в историю самых кровопролитных сражений как Сергеи, Дмитрии, Иваны. Только спустя десятилетия открывалась правда о героях. Они не меняли имена после войны, поскольку были убеждены: для истории важны поступки и дела. И пусть изменяются условности, надписи в документах, главное – сохранить «яхь».
ПЕРЕПИСАННАЯ МЕТРИКА

Мой собеседник – Николай Дмитриевич Гайтукиев. Его настоящее имя – Зяудин Джемалдинович, но в 1944 году, когда в регулярные советские войска пришло распоряжение о повальной депортации ингушей, он попросил полкового писаря переписать метрику. Уйти с линии фронта для него было смерти подобно! Один из великих тонко заметил: «Если ты приобрел имя, совершенно неважно, как тебя зовут».

У моего героя имя одно – Победитель.

Сколько бы историки ни спорили об истоках, корнях и феномене невиданной преданности вайнахов, главенствующую роль играет традиционное воспитание. Нравственности они учатся дома. И родители Николая Дмитриевича (буду называть его так, как привыкли все) – Джемалдин Эсмурзиевич и Салехат Бейботовна, по его воспоминаниям, были миролюбивые, отзывчивые, жалостливые. Дома в согласии и любви растили четверых детей – трех сыновей и дочку. Жили сначала в Галашках, потом перебрались в Орджоникидзе, где дед Николая Дмитриевича купил дом. Детство нашего героя прошло там. Он вспоминал, насколько душевно и легко было в родительском доме,несмотря на трудности послереволюционных годов. Родители воспитывали строго, но всегда находились силы и время для разговоров с детьми, чтобы внушить им нравственные понятия.

1 июня 1941 года ему исполнилось 18 лет. Из родительского дома он ушел сразу на фронт – был призван в армию Норимановским РВК Астраханской области. В сентябре 42-го года в составе 680-го полка 169-й стрелковой дивизии был отправлен на Сталинградский фронт.

Новобранец Гайтукиев был свидетелем того, как бои шли за каждый дом, за каждый отрезок улиц Сталинграда.
Во время одного из боев в траншею, где был Зяудин, спрыгнули пятеро прорвавшихся фашистов. Боец сразился с ними врукопашную! За этот поступок он получил медаль «За отвагу». Позже ему была вручена еще одна медаль – «За боевые заслуги». Он оставался на сталинградской передовой до весеннего контрнаступления Красной Армии. Как известно, именно Сталинградская битва стала решающей и определила исход Второй мировой войны. На волне контрнаступления Зяудин вместе со своей частью входит в город Козельск (Смоленской области), участвует в освобождении Брянской области. В конце 1943 года Красная Армия теснила германцев на Киевском фронте. При форсировании Днепра наш герой был тяжело ранен. Его отправили в госпиталь освобожденного и частично разрушенного города Сумы. В марте 1944 года он вернулся в свой полк. А еще через месяц его вызвал к себе командир и объявил: есть специальный приказ по фронту. Согласно ему председателям фильтрационных комиссий предписывалось «всех карачаевцев, чеченцев, ингушей и балкарцев направить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР – в Алма-Ату». Гайтукиев не собирался подчиниться этому приказу, о чем откровенно сказал командиру. «Заря, (так Гайтукиева называли однополчане), знаешь, что будет за невыполнение приказа Сталина?», – спросил тот.

Наш герой действовал оперативно. Он отправился к полковому писарю с просьбой переписать его красноармейскую книжку. И тот ему не отказал! Чувство локтя, бесстрашие, мужество, порядочность, честь – эти качества не носят национальной окраски, это – вечные ценности, которые на фронте становятся главенствующими. Да, на кону было самое ценное – жизнь, но с ней готовы были расстаться, отдать за свободу Отчизны.

Когда командир увидел, что по документам ингуш Зяудин Джамалдинович стал русским Николаем Дмитриевичем, то не стал требовать исполнения приказа. Гайтукиев остался в полку.
Николай Гайтукиев
МЕДАЛЬ ВРУЧИЛ ПУТИН

Он освобождал Белоруссию, форсировал Одер, прошел Польшу. Войну закончил на немецко-польской границе. Многочисленные ранения помешали дойти до Берлина. Раны частенько дают знать о себе и сейчас, особенно мучает осколочное ранение в бедро. А 25 июня 1945 года, после демобилизации, он отправился к родителям, сосланным в Петропавловскую область (северный Казахстан). И здесь он встал на учет с воинским билетом на имя Николая Дмитриевича Гайтукиева. На станции Смирнов устроился на работу. Одно время был инспектором по налогообложению. «А вообще послевоенная жизнь прошла в разъездах», – вспоминает он.

Когда он надел китель и фуражку, я тихо ахнула. Передо мной стоял кавалер ордена Отечественной войны I и II-й степеней, обладатель медалей «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» и других. Он совершенно изменился внешне: взгляд – бравого солдата, в глазах – дерзкая искринка. Такое чувство, что он словно стал выше ростом, сбросил пару десятков лет.

У него 12 боевых наград и много юбилейных. Почти с каждой связана интереснейшая история. Например, медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» ему 20 февраля нынешнего года в Кремле вручал президент России В.В. Путин. Как оказалось, глава государства хорошо знает историю нашего героя. В момент вручения Гайтукиев успел перекинуться с ним коротким приветствием. О многом поговорить не удалось – регламент у главы государства очень строгий.

Фронтовик по-молодому легок на подъем, не боялся и не боится длинных переездов и большой оптимист. Неудивительно, что именно он стал председателем Совета ветеранов РИ.
ЗОЛОТАЯ СТАРОСТЬ

С первой женой Залехан прожил в согласии более сорока лет. Через несколько лет после ее смерти женился на очаровательной и заботливой Любе. Совсем недавно семья переехала в новую квартиру в Магасе. Она очень просторная, удобная, расположена на втором этаже, что важно – подъем неутомительный. Окна выходят на солнечную сторону, под окном белеет березка. Благостно становится на душе, когда взгляд останавливается на молельном коврике, милых мелочах быта, цветах… Радуюсь за героя – хоть сейчас он получил малую часть из того, что заслужил, пройдя нечеловеческие испытания, отдав Родине здоровье и молодость. Взгляд падает на аппарат для измерения давления, лежащий на столе, на аптечку, которая всегда под рукой. Дорогой ценой досталась Победа!

Японцы считают, что самое счастливое время – это спокойная старость, когда тебе уже за 80. Но в России думают, что поколение 70-летних и старше – это люди, обреченные преодолевать беспомощность, хвори, часто и нищету. В доме Зяудина Джемалдиновича я поймала себя на мысли: а ведь наши восточные соседи правы! Да, годы невозможно повернуть вспять, но можно наслаждаться каждым днем жизни, перестав страшиться цифр в графе «возраст». Именно так и делает мой собеседник. На вопрос, сколько ему лет, он ответил, пожимая плечами: «91 или 92. Вспоминай не вспоминай, прожитого не вернешь. Сегодня у меня все есть. Я живу и радуюсь каждому дню. Есть крыша над головой. Нет никакой нужды». И он прав! Когда я сидела рядом с ним, то поймала себя на том, что мне приятно просто сидеть рядом, слушать. Словно почувствовав мое состояние, Люба сказала, что она – счастливая женщина, ведь судьба подарила ей такого человека – замечательного, справедливого, жалостливого. Храбрый солдат, с виду небогатырского телосложения, оказался очень миролюбивым и неконфликтным в быту. «Обхожу обиды, – выдал он мне секрет согласия в супружеской жизни. – Стараюсь не нервничать и уж тем более не выходить из себя. Что-бы быть в порядке, надо регулировать мысли и чувства. Всегда надо смотреть вперед и помнить – рядом живой человек, имеющий право на ошибку».

– А если бы вы могли выбирать время, то какое бы предпочли? – спросила я его. Он подумал, помолчал, поднял на меня глаза. Его взгляд потеплел, и он негромко, но твердо сказал: – То же самое!

Потому что времена не выбирают, их учатся проживать достойно. Его так воспитывала семья – в традициях народа-воина. И он стал воином. После зловещего приказа Сталина он поменял родное имя, чтобы еще одна его мечта сбылась. Он хотел вместе со сво им полком войти в Берлин и там отпраздновать Победу, в которой не сомневался ни минуты. Не дошел немного, но очень гордится, что до последнего часа своей службы был на передовой. Он сказал: «Мне не было страшно, мне было легко воевать. Я шел в бой за Родину, как на праздник. Готов был погибнуть за нее…». Он практически дословно повторил слова любимого мною писателя Николая Брешко-Брешковского из романа «Дикая дивизия». Там есть удивительно точное замечание, актуальное и сегодня: «...Эти мусульмане – ингуши и черкесы, не говорившие порусски,… учили любить Россию, такую необъятную, таинственную, сумевшую создать эти горские полки, разноплеменные, разноязычные. И они идут в бой за нее, за Россию, идут, как на праздник, и так же празднично, без мук и сомнений умирают за нее». Боевых друзей у Зяудина Джамалдиновича не осталось. Последние ушли. Вспоминает ли он войну? Он ее и не забывал. Наш приход и просьба сфотографировать в военном кителе его сильно обрадовали. В тот момент он выглядел счастливым человеком! Мы спросили, можем ли быть чем-то полезны. И он признался, что нужна фуражка под парадный китель. На полном серьезе повторял, что отдаст нужную сумму. Порядочные люди порядочны во всем! Уважаемый Зяудин, позвольте нам сделать хоть что-то для вас! Этой малостью – фуражкой – отблагодарить. И признаться, как вы нам дороги и как мы боимся остаться без вас.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Магомет-Гирей Картоев

Тот, кто брал Берлин
Каждый третий ингуш не вернулся с полей сражений Великой Отечественной войны. Отважные вайнахи не прятались от демобилизации, не пытались воспользоваться льготами или тяжелым положением семьи. Они уходили на фронт добровольцами. Так было во всех военных кампаниях России – ингуши смыкали ряды, становясь подлинным оплотом страны, ее непробиваемым щитом. И Великая Отечественная не стала исключением.
Магомет-Гирей воспитывался в семье одной из самых благородных ингушских фамилий. Он родился в 1918 году, но буквально через несколько месяцев умерла его мама, а в 6 лет Магомед стал круглым сиротой. Его забрали в семью Масальговы – родственники по материнской линии.

В 1939 году он уходит служить в Красную Армию. И практически сразу попадает на фронт – СССР в том же году становится участником вооруженного конфликта с Финляндией. В 41-м демобилизовался незадолго до начала войны. На фронт он ушел добровольцем. Воевал на разных фронтах, был в полковой разведке. Воевал так, как умели воевать ингуши – преданно, отважно, самоотверженно. Однажды в разведке вел группу из 10 человек. Красноармейцы на лошадях углубились в тыл противника на 7 км. Удалось пленить германского офицера, причем, как выяснилось позже, весьма ценного. Но, прорываясь с «языком» к своим, группа понесла большие потери: Магомет-Гирей вернулся только с двумя бойцами.

В феврале 1944 года его вызвали в штаб полка. Командиры прекрасно понимали, насколько ценным бойцом был Картоев, и предложили ему сделать выбор: ехать домой или остаться на фронте. Отмечу, что военачальники очень сильно рисковали, потому как действовал указ отправлять в ссылку всех поголовно фронтовиков-ингушей, невзирая на звания и награды. Он выбрал армию и дошел до Берлина, принимал участие в штурме Рейхстага.
Родные бережно хранят его награды: орден Красной Звезды, к которому он был представлен в 1944 году, благодарность за прорыв обороны на западном берегу реки Навер севернее Варшавы (январь 1945 года). Кстати, награду вручили герою только в 1957 году. Узнав об этом, испытала чувство вины и стыда: представила, насколько унизительно было фронтовику осознавать, что его подвиг оценивают через пресловутый «пятый пункт»!

В 1946-м вернулся в село Ангушт, где уже не осталось ингушей. Здесь ему предлагали остаться, устроиться на работу, подумать о женитьбе. Но решил искать Картоевых – родственников по отцу и поехал в северный Казахстан.
Магомет-Гирей Картоев
Депортация стала еще одной формой уничтожения малочисленного народа. И пока мужчины-вайнахи воевали за страну, не жалея себя, их матери, жены, старики и дети пытались выжить по дороге на новое место жительства, а потом – в казахстанских степях. Магомет-Гирей приехал на чужбину добровольно и в ином статусе, нежели земляки. У него как фронтовика была возможность «выходить за периметр», перемещаться, учиться. И он начал обживаться: нашел и объединил родственников отца, похлопотав о их переезде поближе друг к другу. Благодаря этому, многие просто сумели выжить! Потом нашел избранницу, женился. В 1950 году у молодых родился первенец – Муса. Но судьба вновь, как и в детстве, лишила нашего героя женской любви и заботы: супруга умерла.

В 1952 году там же, в Казахстане, в Павлодарской области, познакомился с Зейнаб Шахботовной Газдиевой. Он сошелся с заботливой рукодельницей. Она была прекрасной закройщицей, отличной швеей. Это позволяло выживать. Зейнаб благодарила братьев за то, что они научили ее многому в быту. Эти навыки здорово помогли в депортации.

Зейнаб Шахботовна и рассказала мне о первых годах совместной жизни с Магомет-Гиреем. Три года они жили без общих детей. Воспитывали Мусу, а потом (она улыбается) мальчишки «посыпались», а последней родилась дочь. Так она стала мамой шестерых детей – пятерых сыновей и дочки.

В 1957-м Магомет со всеми вместе вернулся в Инарки (Картоевы родом отсюда). Работал одно время на заводе начальником службы охраны, потом был завмагом. Фронтовые раны мучили его. Он умер 11 января 1978 года, не дожив до пенсии всего 1 месяц...
В памяти детей отец остался добрейшим и отзывчивым человеком. «Когда говорят: «мухи не обидит» – это про него!», – рассказывают они. Всегда сильно переживал за детей, за их благополучие, за будущее. Видимо, сравнивал со своим детством, со своими тревогами. Ему-то пришлось познать и сиротство. До конца дней он сохранил свою легкую походку, по ней его видно было издалека. Передвигался стремительно и без шума – вот что значит профессиональный полковой разведчик! О войне рассказывал очень мало. И потому, что был немногословен, и потому, что повидал на фронте лица смерти во всех выражениях.

Все дети Магомет-Гирея и Зейнаб выросли и нашли себя в жизни. Дочь Замира, как и мама, талантливая портниха, отличная хозяйка. Трое братьев – Муса, Иса (1955 г.р.) и Мустафа (1957 г.р.) выбрали ветеринарию, работают по специальности.

Самый младший – Батыр (1964 г.р.). Как и полагается в больших ингушских семьях, он живет в доме с мамой. Он работает директором художественной школы в Малгобеке. Но при этом не забросил искусство – прекрасный портретист. На видном месте в его мастерской – портрет отца, сделанный с военной фотографии.

У Батыра дочь и три сына. Один из них – Ислам – радушно принимал нас вместе с отцом и хозяйкой дома. Муса и Башир (1961 г.р.) далеко уехали от родительского дома. Они живут в Якутии, Иса вот уже 15 лет как обустроился в Норвегии. Там у него семья. «А жена? Ингушка?» – спросила я. Картоевы даже удивились: «Конечно, ингушка!».

У Зейнаб 19 внуков. Пока 19, сделаю оговорку. На вопрос – чувствует ли она себя счастливой? – женщина ответила не сразу. Окинула глазами свой дом, посмотрела на сыновей, внука Ислама, стоящего неподалеку. Взгляд задержался на фотографии мужа. «Вроде так. Счастливая», – посмотрела она на меня. Она могла бы и не произносить это вслух. Это было видно по глазам. Они были полны и радости, и слез. Так случается, когда осознаешь, что прожитое – всякое – горькое, радостное, трудное, легкое, словом, обычное человеческое – не хочется ни повторять, ни менять, а, представ перед Богом, сказать одно лишь слово: «Спасибо».

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Баматгирей Келигов

Последний бой рядового Келигова
Не думала и не предполагала, что в нашем проекте появится настолько горькая страница. Надеялась, да что там надеялась! - была уверена, что уж в год 70-летия Победы, накануне святой даты, все оставшиеся в живых фронтовики повсеместно будут окружены трепетным вниманием, бережной заботой. Ведь они – реликты уходящей эпохи, люди, которых с каждым днем становится все меньше на земле, спасенной ими от «коричневой чумы». Тем более – в Ингушетии, где в силу известных исторических событий ветеранов Великой Отечественной осталось совсем уже немного. Казалось бы, здесь их должны просто на руках носить… Увы. Кощунственный – не подберу другого слова – факт случился именно здесь…
Знаю, что юбилейные медали к 70-летию победы во всех регионах страны ветеранам вручают в торжественной и теплой обстановке. Главы городов и регионов приглашают фронтовиков к себе, угощают чаем, дарят цветы и подарки, говорят добрые и искренние слова благодарности. Тех же, кому по состоянию здоровья сложно перемещаться, кто не выходит из квартиры (годы, годы!), навещают дома уважаемые люди –высокого ранга чиновники, депутаты, общественники. И снова – добрые слова, букеты, дань преклонения и признательности.
Не так было с Баматгиреем Келиговым. Ему юбилейную медаль «вручали» незнакомые подростки. Просто постучали в дверь и сказали: «Глава велел передать». В удостоверении к медали указано, что от имени президента России вручил ее Юнус-Бек Евкуров. Но ни Евкурова, ни кого-то из его свиты и близко не было! Сунули в руки, как незначащую вещицу, походя, между делом…

Подростки, очевидно, не знали, к какому человеку заглянули в дом. Иначе, наверное, повели бы себя иначе – верю, что у молодежи есть и совесть, и уважение к старшим, и память о подвиге. А вот чиновники, давшие им поручение, знали наверняка. Обязаны были знать по должности. Но я все же кое-что напомню…
Баматгирей Келигов
Так распорядилась судьба, что отец Президента России – Владимир Спиридонович Путин и Баматгирей Келигов в одно и то же время защищали Ленинград, в одно время получили ранения. Бамат гирей был ранен дважды: в ногу и в грудь. Немецкая пуля вошла со стороны груди и вышла из-под лопатки. В полусознательном состоянии, с большой потерей крови он три дня лежал в окопе: у меддесанта не было возможности его забрать. Высота переходила из рук в руки, время от времени совсем рядом была слышна немецкая речь, рвались гранаты. Фашисты пытались уничтожить очаги сопротивления красноармейцев. Рядом с Келиговым разорвалась граната, и он снова чудом уцелел. Но с каждой минутой он все очевиднее понимал, что смерть уже не выпустит его из цепких объятий. Но случилось поистине чудо: высоту отбили и его нашли, когда на растерзанной земле, в буквальном смысле слова политой кровью, снова был установлен советский флаг.

Потом он семь месяцев снова спорил с судьбой, не сдавался болезни, удивлял медиков, записавших его в умирающие. Открытая рана грудной клетки, действительно, затягивалась очень долго. Несгибаемый и непокорный, он выкарабкался. Но последствия ранения оказались очень тяжелыми, и по состоянию здоровья он был отправлен в тыл. Вернулся в Ингушетию в 1943-м комиссованным. А в 1944-м вместе со всеми фронтовик был выселен в Казахстан. Боль от несправедливости, душевная рана оказалась едва ли не тяжелее боли от сквозного пулевого ранения. Как же так? Он умирал за свою страну, проливал за нее кровь, а его лишили родины, как предателя! «Это было очень обидно, и вспоминать об этом больно, – говорит Баматгирей. – Никогда ничего не делал и не замышлял против государства. Уверен, что 90 тысяч ингушей, которые стали переселенцами по воле одного человека, никакой опасности для страны не представляли...».

В 1957-м вместе со всеми вернулся домой. Работал до 62 лет, и всегда был горд тем, что он – глава большого семейства: четыре сына и четыре дочери подарили ему три десятка внуков. Именно количеством потомков, а не денег, измерял он свой достаток! И сегодня на вопрос, что его в жизни радует, отвечает, что радуют дети и вообще молодежь. Правда, тут же оговаривается: «Если она ведет правильную жизнь, работает, стремится учиться». А гордится он тем, что дожил до этого возраста честно.

Баматгирей празднует свой день рождения 15 мая. Я искренне желаю, чтобы мы еще много-много раз поздравили его и с Днем великой Победы, и с его личным днем рождения. Поздравили и пожелали главного – здоровья, ведь старая рана продолжает его мучить… Но стойкий старый солдат держится. Вообще Баматгирей Келигов всегда, как истинный ингуш, очень сдержан, когда речь идет о его собственных горестях и бедах. Он терпел и не жаловался, когда едва живой пришел домой, когда чуть не умер в депортации, когда пытался привыкнуть жить на чужбине… Но в тот момент, когда ему столь «торжественно» передали медаль, он едва поборол желание вернуть ее обратно президенту Путину - сыну своего почти однополчанина. Сдержался, не сделал столь резкого жеста. Один Всевышний знает, чего это стоило ему. Воевал он не за награды, жизнь отдавал, ничего не требуя взамен. И эта медаль к 70-летию Победы, как и остальные юбилейные награды, материальной ценности не имеет. Она - символ: мы помним, чтим, гордимся! Только подумайте, насколько нам повезло! У нас есть возможность поклониться участнику войны и искренне сказать ему: «Спасибо!». Спасибо, что умирали за нас!

А он этих слов не услышал…
По просьбе Баматгирея Муниевича и от его имени я отправила Президенту России телеграмму: «Владимир Владимирович, я защищал твой Ленинград. Шел на смерть за него. Теперь прошу тебя – защити мою Ингушетию от подлецов, воров и казнокрадов. Рядовой запаса Баматгирей Келигов».

История, разумеется, получила огласку. Ею активно заинтересовались журналисты многих федеральных СМИ. Звонил пресс-секретарь Президента, который расценил такое обращение с фронтовиком как чудовищное. Надеюсь, это не просто слова – оргвыводы тоже будут сделаны.

Баматгирей Келигов, человек огромного мужества и великой силы духа, преподал всем нам урок нравственности. Я верю, что рядовой Келигов выиграет и этот свой бой – бой с равнодушными манкуртами, не помнящими ни истории, ни заслуг своих земляков. Солдат Победы, он не умеет сдаваться…

Выражаем благодарность Пацаевой Розе, заслуженному работнику связи ЧР

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Артах Льянов

Память и боль Батыра Льянова
Дети войны редко смеялись, да и поводов для радости у них было очень мало. После победного мая 45-го они поднимали лежащую в руинах страну, они снова были рядом со взрослыми у станков, на пашне, на хозяйстве. Осиротевшие, они хранят память о подвиге отцов, и годы не в силах ослабить их память и их боль… В этом я убедилась, встретившись с Батыром (по документам Батырбеком) Артаховичем Льяновым – сыном летчика, который геройски погиб в первые месяцы войны.
МЫ – КРАСНЫЕ КАВАЛЕРИСТЫ…

Будущий покоритель неба Артах Асламбекович Льянов родился 1 мая 1905 года в селении Длинная Долина Пригородного района Ингушетии. В 1924 году ушел служить в Красную Армию. Здесь быстро показал себя блестящим воином, о нем отзывались как о прекрасном кавалеристе, которого уважали и друзья, и враги. Во второй чеченской кампании, в конце 90-х, дом его потомков оказался на линии огня, сгорели практически все фотографии и документы. Но мне показали чудом уцелевшую автобиографию, собственноручно написанную Артахом. Взяла в руки этот пожелтевший, стертый на сгибах документ и представила, как в 1938 году он выверял каждое слово, расписывая только факты. Кровавым был второй год репрессий, ничтожным повод для ареста и последующего расстрела, необычайно трудно было сохранить человеческое достоинство. Не просто так появился этот документ, повод был, и, скорее всего, зловещий. «Я сын трудового горца Ингушской Автономной области Горского округа селения Новый Джерах. Наше село лежало в горах, где невозможно было заниматься хлебопашеством, вследствие чего мы и жили бедно до Октябрьской революции», – писал Артах. Он рос в обычной горской семье, где было четыре брата и сестра. Он – старший. Денег на учебу не было, но способный мальчуган сам овладел грамотой, научился читать и считать. В 12 лет Артах стал помощником отца. Вместе рубили лес на дрова, везли в город и продавали. Это был единственный источник дохода семьи.

1917-й год, действительно, изменил многое в жизни простых, не обремененных наследством и земельными владениями горцев. Советская власть дала Льяновым земельный надел и членство в колхозе. В 1924 году Артах становится красноармейцем. Добровольцем он уходит из родного дома на службу в Горскую 28-ю стрелковую дивизию в 28-ю роту связи. Через 4 месяца командиры отправляют талантливого и активного юношу в Северо-Кавказскую Горскую национальную кавалерийскую школу. Нетрудно предположить, что Льянов показал лучшие качества горцев – мужество и стойкость духа, честность и трудолюбие. Он оставался таким, каким воспитывала его семья, его родители, которым приходилось биться за выживание. Родители умерли рано, и свое возрастное старшинство Артах воспринял как пожизненную обязанность быть ответственным за судьбу братьев и сестры. Направлял и советовал, переживал за их дела до конца дней.

Через четыре года учебы Артаха командируют в 12-ю кавдивизию в 91-й кавалерийский полк на должность командира взвода. Здесь он прослужит два года – до мая 1930 года и получит новое назначение. Его отправляют в Окружную отборочную комиссию для поступления в школу летчиков.
Артах Льянов
ПУТЬ В НЕБО

Тридцатые годы прошлого века в СССР стали расцветом авиации. Вождь народов И. Сталин был большим поклонником летного дела. Именно в годы первых «сталинских» пятилеток стали создавать конструкторские бюро, строить авиационные заводы, открывать летные школы и училища. Детвору и молодежь привлекали к занятиям в аэроклубы. Очень скоро массовое увлечение авиацией переросло в яркие подвиги известных советских пилотов – Михаила Громова, Валерия Чкалова, Георгия Байдукова, Александра Белякова, Михаила Водопьянова, Владимира Коккинаки, Сигизмунда Леваневского. Они стали национальными героями, примерами для подражания.

Артах Льянов после обучения был направлен на стажировку в 13-ю авиабригаду 44-й эскадрильи. По ее итогам был зачислен в 3-ю военную авиашколу им. Ворошилова, где прошел курс младшего летчика-наблюдателя. Сметливый и ответственный юноша учился с удовольствием. Позже он окончил месячные курсы инструкторов по учебной части воздушной стрельбы. А 24 января 1932 года получил приказ о назначении помощником командира аэродрома в авиашколе города Энгельса (Саратовская область). Двумя годами позже он был отправлен в в/ч 1729 г. Краснодара в качестве старшего летчика-наблюдателя. Здесь он будет служить до февраля 1938 года, до командировки в в/ч 6789 г. Армавира. Службу выбрали и два брата Артаха – работали в милиции.

Очень характерная для тех лет фраза из автобиографии: «Проходил чистку партии в 1929 году в 12-й кавдивизии 91-го кавполка ст. Кущевка. Никаких замечаний не имел. В 1935 г. проходил чистку партии в г. Краснодаре в/ч 1729. Проходил обмен партбилетов в г. Краснодаре 21 мая 1936 г., получил новый, партийный билет», – пишет кадровый офицер. В 1937 году приказом наркома Обороны ему присвоено звание капитана. Такие были времена...

Он писал автобиографию красивым и ровным почерком. Не выпячивал заслуги, дорожил скромностью, в чем-то просто осторожничал. Но я узнала, например, что, став летчиком, профессионалом высокого уровня, Артах готовил курсантов. Рассказывают, что они любили его за умение доходчиво объяснять, отмечали его человечность, простоту, открытость.
Автобиография
АРТАХ И ЕВА

В 1934 году произошло событие, о котором в официальном документе летчик напишет одним предложением. Он женился на необыкновенной красоты девушке из знатной семьи. Даже выйдя замуж, она не поменяла фамилию и осталась Наврузовой Хавой (в русском варианте – Ева). Была очень грамотной: блестяще знала русский язык и разговаривала с детьми в основном на русском. Отличалась строгостью, умела держать весь дом в руках. Ее властность и помогла воспитать «трех богатырей» – сыновей, когда она осталась одна. Первенец Борис родился в 1936 году. Двумя годами позже – Узбек. Мальчишки запомнили на всю жизнь, как отец брал их на аэродром и обещал научить летному делу. Наверное, так и случилось бы. Но на страну неотвратимо надвигался 41-й год, июнь, 22 число, утреннее небо которого будет расчерчено взрывами бомб.

Всю жизнь, то ли серьезно, то ли шутя, Хава повторяла: «Я вышла замуж за батрака». Я смотрю на фотографию Артаха – герой, красавец, мечта-мужчина! Этот «батрак» был настоящим асом, когда грянула финская кампания, его эскадрилья поднялась в небо одной из первых. В декабре 1939 года он принимает боевое крещение в финском небе.

...Великая Отечественная застала семью в Кировограде (Украинская ССР). Тремя месяцами раньше боевой капитан Льянов закончил гомельскую аэрошколу, командовал эскадрильей. За месяц до начала войны (21 мая 1941 года) он стал отцом в третий раз. Уходя на фронт, поднял Батыра на руки и, прощаясь, сказал: «Родился перед войной. Или очень хороший будет, или драчун». В воздушных боях в августе 1941 года Артах сбил три немецких самолета, в сентябре – четыре, в ноябре – шесть самолетов. Один из ноябрьских боев стал для Артаха последним. Его истребитель был подбит в небе над оккупированной Украиной. Горящий самолет упал в тылу врага. Хава получила извещение о геройской гибели мужа.
Младший сын Артаха Льянова Батыр
НЕТ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ

Братья Артаха потом объездили всю Украину в надежде найти могилу брата, писали запрос в архив Министерства обороны РФ. Разуму ясно, насколько трудно найти останки сгоревшего самолета, а сердце мириться с этим отказывается. И это главная боль моих собеседников. Им мучительно тяжело вспоминать, а мне слушать, что многие документы и личные вещи Артаха – летные очки, форма, планшет и др. – сгорели тогда в Грозном...
Смерть мужа Хава пережила стойко. Трех малолетних сыновей поднимала одна – вот где проявился характер. Вдову с детьми обошла депортация. С 1956 года они жили в Грозном, где были родственники. Сыновья взрослели. Борис женился, стал отцом двоих детей – сына Тимура и дочери Зареты. Узбек, к огромному горю матери, ушел молодым, не успев оставить после себя потомства.

Батыр в 1961 году был призван как срочник. Служил во Владивостоке четыре года подводником. Он – мичман запаса. Вернулся в Грозный (у него, кстати, до сих пор осталась местная прописка на улице Рыльского), устроился водителем. Определенность появилась и в личной жизни: нашел избранницу – Казебан. Она родила ему сына и дочь. В 1986 году родился Магомед. Как и все Льяновы, он учился легко и хорошо. Имеет два высших образования, но не может найти работу в Ингушетии. Это – одна из самых больных для республики проблем. Магомед теперь уже сам отец двоих детей: мальчику 5 лет, девочке 3 года.

В 1982 году у Батыра и Казебан родилась дочь Римма. Вот кто унаследовал черты красавицы Хавы! У Риммы и характер бабушкин – строгая, гордая, властная. И при этом – умница. Ей не было и шести лет, когда она пошла в школу. Окончила ее с отличием, получила высшее образование с красным дипломом и сейчас работает в назрановской школе N3 учителем английского языка. У нее три дочери.

В 1995 году не стало Хавы, вдовы легендарного аса Льянова. Но ни до этого момента, ни теперь, 20 лет спустя, ни у Батыра, ни у его детей так и не появился свой дом. Римма мыкается по съемным квартирам, Батыр, которому скоро исполнится 74 года, начинает терять веру в то, что, наконец, обретет жилье. Они стоят в очереди, как нуждающиеся, уже больше 15 лет. Стоят и стоят, несмотря на статус беженцев…. Потомки героя, отдавшего жизнь за Родину, сами всю жизнь честно работавшие, родившие и воспитавшие умных и порядочных детей, не имеют ни собственной крыши над головой, ни привилегий, ни социальных мер поддержки. Детям войны у нас «не положено»…. И в этом высший цинизм власти!

А Батыр продолжает дело всей жизни – ищет сведения об отце. Для него нет прошедшего времени, когда речь идет о героях рода.

Благодарим Хусейна Льянова за содействие в подготовке материала

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Ахмед Парагульгов

Невидимый фронт Ахмеда Парагульгова
Кавказский узел накрепко связал национальные интересы нескольких держав, и пока их лидеры планировали масштабные операции, в тылу и на фронте рядовые вайнахи оставались самими собой и показывали свои лучшие качества. Верные, бесстрашные, терпеливые: война испытывала их на прочность, а они стояли насмерть.
ГОЛОС ЛЕГЕНДЫ

В каждой ингушской семье хранят рассказы о своих легендарных родственниках. Однако в гостеприимном доме Парагульговых в селении Сагопши Малгобекского района я зачарованно слушала совершенно необыкновенную историю. Марьям Магомедовна Парагульгова (в девичестве Ужахова), двое из ее детей – самый младший сын Инал и дочь Ася, рассказав о муже и отце, открыли ту правду о войне, которая ломает стереотип – окопы, бои, кровь, боль… Все это было, но существовала и другая война, не менее страшная и жестокая. И у писателей вряд ли хватило бы воображения и смелости придумать такой сценарий. Но жизнь богаче фантазии, и из этого сюжета получился бы неимоверно захватывающий роман или фильм. В нем реальный человек, Ахмед Парагульгов, то на нелегальном положении, то на легальном, но в самый нужный момент оказывался в гуще головокружительно развивающихся событий. Ему было доверено выявлять и обезвреживать диверсантов.

Задолго до того, как стал воплощаться фашистский план покорения Кавказа «Эдельвейс», противник начал заброску в советский тыл своих агентов. Вермахт надеялся оперативно захватить Северный Кавказ, а следом и Закавказье, обойдя Главный Кавказский хребет с запада и востока, а с севера пройдя через перевалы. Под занавес операции захватчики рассчитывали на поддержку Турции. Неприятель очень рассчитывал, что кавказское продвижение станет стремительным. На кону был желанный куш – прежде всего, нефтяные месторождения. Фашисты надеялись, что диверсанты помогут расшатать ситуацию, отвлечь силы красноармейцев на наведение порядка. Тем более что первые месяцы поражений Красной Армии оживили бандитские вылазки. Против отщепенцев и выступал боец невидимого фронта Ахмед Парагульгов.

Он родился 5 декабря 1916 года в Насыр-Корте. Его отец – легендарный Эльмурза Парагульгов, который в Первую мировую был сотником, в гражданскую – командиром партизанского отряда. И еще его называли «усмирителем Кахетии». Говорят, что до сих пор грузины пугают непослушных детей: «Злой Эльмурза придет!».
Ахмед Парагульгов (справа)
БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ «НАМЕСТНИКА»

Мне подарили копию оцифрованной аудиозаписи – несколько часов рассказов Ахмеда Парагульгова. Он очень обстоятельно излагал самые яркие эпизоды деятельности бойцов невидимого фронта. Среди них – поимка и арест агента Абвера Губе Османа.

Осман Сайднуров (псевдоним Губе он взял, находясь в эмиграции) –выходец из Дагестана. Советскую власть он не принял изначально. Активно противостоял ей в составе деникинских войск. В 1938 году попал в Германию, где безоговорочно принял гитлеровские идеи порабощения мира. Его интересовали планы фюрера по покорению России. После начала Великой Отечественной войны Осман Сайднуров обучался в немецкой разведывательной школе и был передан в распоряжение военно-морской разведки Германии. Фашисты планировали сделать Османа Губе немецким наместником на Кавказе, начальником политической полиции. 25 августа 1942 года его группа была заброшена в Галашкинский район Чечено-Ингушской АССР. Вместе с ним высадилась большая группа диверсантов – 76 десантников, но только 13 из них были представителями коренного населения.

Планы покорения исторической родины агенту Абвера пришлось срочно корректировать. Ведь практически сразу же завербованные Османом в немецком плену бойцы были сданы местным населением в органы НКВД. Данные об этом сохранились в архивах и НКВД, и Абвера. Насколько же эта достоверная информация противоречит официальной версии сталинской пропаганды, которая одним махом всех ингушей назвала предателями Родины!

Так вот, Ахмед Парагульгов в поимке Османа сыграл ключевую роль. Именно он пленил капитана Губе Османа, скрывавшегося в одном из горных районов республики. Обо всех нюансах операции наш герой распространяться не стал, хотя лично принимал участие в первых допросах ценной добычи. Есть тайны без срока давности, и часть информации, которая была на пленке, стерта по соображениям национальной безопасности.

Однако сохранились не менее захватывающие истории, которые дают представление о Великой Отечественной войне как о битве двух разведок – германской и советской. Битве за умы и души людей.
Марьям в окружении детей – Инала и Азы
ЧЕЛОВЕК, КОТОРОМУ ВЕРИЛИ

О том, чем занимается Ахмед Парагульгов, знали только два человека, с которыми он держал связь: Рудаков – начальник НКВД и Багаудин Арсанов – камиль шейх овлия, унаследовавший от отца шейха Дени Арсанова его дар и много сделавший для сохранения своего народа. Ахмед рассказывал, как они иногда неделями были в засаде, уезжали на задания, дождавшись темноты. Днем скрывались, старясь по возможности вести наблюдение. Ахмеда уважали, когда он оказывался в доме, ингуши не только делили с ним кров и пищу, но и открывали тайны. Ахмеду приходилось быть психологом. Он видел, на кого стоит прикрикнуть, пригрозить, а кому наоборот, стоит напомнить, как тяжело будет его родственникам без кормильца! Он вспоминал, как выручал даже из застенков НКВД местных жителей, обвиненных в связи с диверсантами. Вместе с Багаудином они убеждали человека рассказать правду, давая обещание смягчить вину. И всегда держали слово! Около двух тысяч человек они уговорили не сопротивляться, а подчиниться. Давал гарантии и выполняли их. Убеждали, что если он начнут бороться, «абречить», то у выселенного народа никогда не будет шансов вернуться на родную землю. Тех же, кто грабил, сотрудничал с немцами, Парагульгов считал бандитами и не щадил их.

Он принимал участие в поимке главаря подполья Хасана Исраилова (псевдоним Терлоев). Был момент, когда он оказался с бандитом в одном доме, и пока Ахмед беседовал с жителями, Хасан подслушивал и наблюдал за ним. Позднее до Парагульгова дошли сведения, что главарь хотел убить его. Сам Исраилов был смертельно ранен в декабре 1944 года в ходе перестрелки.

Ахмед с большим юмором рассказывает, как некоторые преступники живо интересовались: оставят ли им оружие, какой будет пайка хлеба в тюрьме или лагере, разрешат ли им побыть дома? «Некоторые, было видно, страшно испуганы и начинали много говорить. А что дадут, а как судить будут, а сколько дадут? Я им говорю: «Не на свадьбу собираетесь! И чуреков там не дадут, но слово даю, что семью не тронут!», – рассказывал Ахмед. Парагульгов никогда никого не обманывал и говорил честно. А если видел, что человек начинает «зарываться», врать, то обещал ему без церемоний добавить даже не 8 грамм, а 9! (вес пули автомата – авт.).

Кроме Багаудина, с ним ходили на встречу и другие местные священнослужители, поэтому разговор в буквальном смысле получался душеспасительным. И, кстати, клялись ингуши на Коране, подтверждая, что не врут. «У нас была договоренность, когда идут переговоры с бандитами, то рядом не должно быть ни одного солдата! Только мы с Багаудином! Иначе нам бы не поверили, и это было бы такое пятно на репутации!» – повторял он.
На фото князь Леван и Эльмурза Парагульгов (конец XIX века)
МИРОТВОРЕЦ НА ОБЩЕСТВЕННЫХ НАЧАЛАХ

Он исключительно подробно описывает диалоги с обвиняемыми в пособничестве и со своими информаторами, как будто события произошли совсем недавно. Ахмед приоткрыл закулисье НКВД. В частности, называл имена начальников, которые брали взятки за освобождение родственников, рассказывал, как над ним самим сгустились тучи. Прибывшие из столицы полковники вдруг стали интересоваться его персоной, собирать информацию.
Он вспоминает, как по косвенным признакам догадался, что ингушам готовят выселение. Немцы были отброшены, а присутствие регулярных советских войск не стало меньшим.

… Я долго слушала рассказ этого уникального человека и удивлялась еще и тому, что он не жаловался, не горевал и никого не обвинял в испытаниях, которые принесла война ему и его народу. Одна очень важная деталь: в течение 1942-го, 43-го, 44-го и 45-го годов он не получал ни копейки за свою работу! «Никакой зарплаты я не получал, и никакой помощи не было. Хорошо, что мать, глубокая старуха, хозяйством занималась, так и жили», – обронил он.

За героизм и бесстрашие его, по словам работавших с ним чекистов, представили к награде. Рудаков (а он после операции по поимке Османа Губе из капитанов поднялся до генерала!), зная одну слабость боевого товарища, решил похлопотать и наградить Парагульгова именным оружием. Надо ли говорить, что ответа на представление, ушедшее в Москву, так и не было получено.

Похоже, он и не рассчитывал на признание. Делал свое трудное дело, не теряя человечности и оптимизма, чувства юмора. Парагульгов – превосходный рассказчик, насколько образны его сравнения, убедительны интонации! Хохотала, когда слушала, как он подтрунивал над своим соратником Магомедом. «Такой тяжелый был, что когда садился, кто-то должен был стремя держать, иначе седло переворачивалось. Да и лошадь было немного жаль – такая тяга его таскать! И он нас все время просил держать седло. В какой-то момент нам это надоело, и ему пришлось небольшую дистанцию бежать за нами. Помогли ему снова оседлать коня!», – рассказал Ахмед. Однако когда над Магомедом нависла опасность, и его арестовали, Парагульгов открыто бросился защищать товарища. На одной из вылазок для поимки Хасана Рудаков, видя впереди суетливые движения солдат, скомандовал Парагульгову и сопровождавшим их чекистам:
– Ложись!
– Как ложиться, тут грязь? – парировал Ахмед. Под ногами, действительно, была страшная жижа.
– Ахмед, не шути! Ложись! – повторил Рудаков. Ахмед присел на корточки и переждал неприятный момент. Как же были перепачканы остальные, испугавшиеся стрельбы и выполнившие приказ без обсуждения! Ахмед не мог сдержать улыбки, вспоминая их вид.
Инал и Аза маленькие стоят возле отца – Ахмеда Парагульгова
МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

После депортации Ахмед оставался на родине до конца 1945 года. Он продолжал искать ушедших в горы, принуждая их к добровольной сдаче. Он оказывался в центре многих событий благодаря и тому, что выступал как переводчик. Владея феноменальной памятью, он при встрече мог восстановить родственные отношения незнакомца в нескольких поколениях. Его рассказ постоянно сопровождают комментарии о дальнейшей судьбе спасенных им горцев – кто, где и чем занимался после войны. Неудивительно, что именно к нему обращались и «кровники» – представители враждующих тейпов. Например, в 1943 году примирительная комиссия работала в Назрановском районе, а в Пригородном такой не было. «Кровники» обратились к начальнику районных НКВД и НКГБ с просьбой организовать и у них комиссию. Меня попросили поехать в Грозный, чтобы министерство дало распоряжение», – рассказал он. И ведь добился, чтобы вопрос был решен в пользу горцев!

…«Проведя» с Ахмедом Парагульговым много времени (аудиозаписи длятся около 20 часов), я пыталась разгадать, почему именно он был выбран для такой деликатной и очень опасной миссии? Марьям емко и коротко охарактеризовала мужа: «Он был сильный, деловой, почетный». А в глазах – грусть через улыбку. Я вспомнила об открытости, убедительности и честности Эльмурзы Парагульгова, о том, как он нес свою ношу. Наверное, это наследственное – оказываться в нужное время в нужном месте и проявлять настоящие вайнахские бесстрашие и силу. Причем совершенно бескорыстно!

Только в 1989 году, через год после смерти нашего героя, близкие нашли ордена Ахмеда. Этому посодействовал заместитель начальника КГБ ингуш Бузуртанов.
ЖИТЬ ДОСТОЙНО

У Ахмеда было шестеро детей – четыре сына и две дочери. В родовом доме Парагульговых в селении Сагопши Малгобекского района хозяйка сейчас – вдова Ахмеда Марьям Магомедовна и младший сын Инал. Остальные дети разъехались по стране. Алик живет в Москве, воспитывает троих сыновей. Азамат остался в Грозном, он – отец двоих сыновей. Между Питером и Москвой налаживает деловые связи предприниматель Джамалейл Парагульгов. Старшая из дочерей – Фатима, мать двух сыновей и двух дочерей, в прошлом году ушла из жизни.
Парагульговы живут достойно в предложенных обстоятельствах. Видно, что на них не льется золотой дождь. Но именно у них любят бывать гости, потому что здесь встречают радушно, окружают теплом, радуют душевным комфортом. Такую жизнь шейх Дени Арсанов и называл достойной. Как-то у Дени спросили: «Кто заслуживает большего уважения – богатый или мужественный?». Он ответил: «Больше всего уважения заслуживает бедняк, который для гостя хранит угощение и чистую постель; который доживет до старости и оставит после себя полезных обществу детеи?».

Уже в аэропорту увидела книгу «Потомки Картоева Парагульга и их родственные связи с другими тейпами». Это – результат многолетней работы Магомета Даутовича Парагульгова. Он собрал воедино истории рода, объединив их под одной обложкой. И каждая личность этого древа – своя вселенная. Непаханое поле для писателей, сценаристов и режиссеров. События – реальные, судьбы – уникальные, и за каждой – настоящее потрясение!

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Хасан Султыгов

Честь фамилии
Мы несколько дней пытались созвониться с Захидат Султыговой, чтобы поговорить об ее отце – ветеране Великой Отечественной Султыгове Хасане Эсмурзиевиче. Трубку либо не брали, либо абонент был не доступен. Продолжая работу, мы кочевали по Северному Кавказу, веря, что когда Всевышнему что-либо угодно, то все сложится самым непредсказуемым образом. Так оно и получилось.
Хасан Эсмурзиевич Султыгов. Родился он 11 марта 1919 года в селе Яндаре Назрановского района Ингушетии. В 1939 году после окончания Ингушского педагогического техникума вернулся на родину и стал работать учителем в сельской школе. Когда грянула война, он подал заявление о добровольном зачислении в ряды красноармейцев. И в августе 1941 года ушел на фронт. Здесь овладел профессией минера.

Захидат Хасановна помнит рассказы отца о войне. Самым памятным сражением для него стала битва на Курско-Орловской дуге (июль-август 1943 года). Он попал под легендарную Прохоровку! Сохранилась короткая выдержка из боевой характеристики Хасана, которую дал ему командир роты, старший лейтенант Акентьев аккурат в разгар Курской битвы – 23 июля 1943 года. Он отметил: «При выполнении боевых заданий по разминированию полей Султыговым снято 300 мин. При июльском наступлении противника в/ 1943 году им было установлено 200 мин. Кроме того, ему было приказано охранять проход в минном поле. С поставленной задачей справился». Это означало, что сотни фашистских танков подорвались на минах, установленных подразделением Султыгова. Он вместе со всеми вносил свой вклад в исход ключевого сражения Великой Отечественной.

«Горячо» было и под Мелитополем, где на дивизии Юго-Западного фронта наседали превосходившие по численности и технической мощи фашисты. Но красноармейцы вгрызались в каждую пядь, отстреливались до последнего патрона. Группа Хасана оказалась окружена. Пробиваясь из окружения, Хасан встретил в одном из хозяйств пленных кавказцев, которых «новый порядок» определил ухаживать за колхозным скотом.
Хасан Султыгов (справа)
Вспоминая свои фронтовые истории, Хасан Эсмурзиевич рассказывал: «Среди них были мои односельчане Ганижев Хаджимурад, Гайсанов Мурад Мударович и Хашагульгов Расу. С одной стороны, я был рад, что встретил земляков в глубоком тылу, где кругом немцы, но, с другой стороны, и огорчен, так как по собственным замыслам, я хотел дойти до Крымского перешейка и думал перейти его, чтобы попасть к своим». Бойцы решили пойти на прорыв и выйти к побережью Азовского моря. «Штыком и гранатой пробивали мы себе путь к побережью замерзшего Азовского моря, а затем по торосистому льду добирались к своим к Ейску. Мы добрались до рыбацкого поселка, я с благодарностью вспоминаю азовских рыбаков, которые отдали нам все. Все простыни пошли на маскхалаты, так как двигаться по льду, который просвечивался с немецкой педантичностью прожекторами и осветительными ракетами, и оставаться незамеченными было в нашей одежде невозможно. И снова простые советские люди в который раз спасли нас. На второй день у начальника береговой охраны нас накормили завтраком, а потом и обедом. Меня вызвал к себе майор, начальник береговой охраны, и спросил, от кого мы получили задание. Я начал излагать все, что мы с Умаром разведали про все огневые точки, минные поля, посты и места, где располагались немцы. После этого нас погрузили в сани и повезли в Азов. Расу Хашагульгов никак не мог поверить, что мы останемся живы, убежав из немецкого плена, потому что, по рассказам, бежавших из плена и потом расстрелянных хватало. В Азове тоже пришлось пройти через ряд допросов. Из Азова нас перебросили в Каменск-Шахтинский Ростовской области в спецлагерь, где мы прошли последнюю проверку. Позже, под Сталинградом, я входил в состав 162-го отдельного пулеметно-артиллерийского соединения», – рассказывал Хасан. «Мы защищали Родину, и у нас даже мысли не возникало, что может быть иначе. Умирать никто не хотел, но в атаку и на танки шли, чтобы жить и строить новую мирную жизнь. В хадисах сказано, что каждый верующий каждый день несколько раз должен вспоминать о смерти, тем более что на войне смерть всегда рядом. Сколько я себя помню, в каких бы легких и трудных положениях я не оказывался, я читал молитвы, которые знал. И Всевышний оказался милостив ко мне. Все эти годы ни мне, ни моим односельчанам, которых только из села Яндаре было мобилизовано на фронт в количестве 91 человека, и в голову не приходило говорить о наградах, о званиях. Каждый делал все, что мог, чтобы приблизить нашу Победу», – говорил он.

...В бою получил ранение и попал в Бутурлинский госпиталь. Вылечился и снова в строй. Он форсировал Дон, освобождал Воронеж. Рассказывал, как при сражении за город Картаяк бойцы не могли поднять голову – рвались мины и заливали огнем пулеметы. Но в какой-то момент с флангов послышалось «Ура!» и началось движение. Красноармейцы поднялись в атаку. За ними устремилось и подразделение Хасана. Город был очищен от оккупантов.

12 августа 1943 года под городом Богодухов (Харьковская область) наш герой получил тяжелое ранение. Это произошло во время контрнаступления советских войск. Врачи сумели спасти его, несмотря на большую кровопотерю, однако ампутировали ногу. Так Хасан получил увольнение.

А дальше случилась типичная для обычного ингуша история. В Назрань он прибыл 21 февраля 1944 года. На груди – орден Красной Звезды, орден Отечественной войны Первой степени, многочисленные медали. Строил планы на будущее, подумывал о семье, тем более что и избранница была. Но через два дня началась депортация. Так целых 13 лет продлился его путь домой.

Он с родными поселился в Павлодарской области. Здесь, в Павлодаре, после войны работал заведующим складом на базе «Маслопром», потом устроился рабочим на механический завод в Кокчетаве (ныне Акмолинская область).

Домой вернулся в 1957 году. Поселился в станице Орджоникидзевская Сунженского района. Здесь до 1993 год работал в колхозе «Победа». Учительствовать не мог по состоянию здоровья. Долгое время возглавлял районный Комитет ветеранов. К фронтовым наградам добавились орден «Дружбы народов», медаль «За трудовую доблесть» и другие.
Захидат Султыгова
Мало кто знает, что фронтовик был в центре событий, который развернулись в ЧИАССР весной 1972 года. Знаменитое письмо «О судьбе ингушского народа», подписанное 26 коммунистами в глубокой тайне готовилось в доме у Хасана Эсмурзиевича Султыгова. Позже он вспоминал такой факт: «Когда письмо было закончено, и встал вопрос, чей обратный адрес указать, воцарилось молчание. И тогда Ахмед Магиевич (Газдиев – авт.) решительно произнес: «Пишите мой». Надо было иметь большое гражданское и личное мужество, беспредельно любить свой народ, что-бы в годы брежневщины решиться на такой шаг». Да и сам Хасан был человеком смелым, но при этом сдержанным на похвалы. А вот своей дочерью Захидат гордился. Она родилась в казахстанском Кокчетаве в 1950 году. В начале 70-х годов закончила технологический факультет Грозненского нефтяного института. В 1983 году защитила кандидатскую диссертацию по специальности «Аналитическая химия». В 2005 году стала доктором. Область научных интересов – физическая и аналитическая химия биополимеров. Последние почти 20 лет она работает проректором по научной работе Ингушского государственного университета, доктор химических наук, профессор.

…Когда она говорила об отце, ее сдержанность, светскость, бесстрастие отступали. Глаза наполнялись слезами. Видно было, что уважение к отцу, почтение к его подвигу – для нее свято. И стало очевидно, что все свои поступки она сверяет с ним, а достижения посвящает его светлой памяти. Мы не смогли пообщаться с ней долго – встреча была стремительной. Но нам удалось увидеть и понять все, что мы хотели. Хасан не зря гордился своей дочерью, своими потомками. Такие никогда не уронят фамильную честь.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Алаудин Шадиев

Свободный от страхов
Фронтовику из Малгобека Алаудину Шадиеву 2 мая исполнится 95 лет. Мы пришли к нему в тот момент, когда он давал интервью съемочной группе из Чечни. Я просочилась поближе к нему, не обращая внимания на прикрытые двери, не дожидаясь приглашения. Во многом интуитивно рванула в чужие воспоминания, словно боялась не успеть, вдруг он устанет повторять еще раз (наверняка, в сотый, а то и более!). Переживала, что пропущу что-то важное, что безвозвратно пройдет мимо… Было ощущение, что должна успеть сесть в последний вагон поезда, маршрут которого неповторим. Словно начался последний отсчет – каждая секунда казалась на вес… жизни.
Алаудин был в парадном пиджаке с орденами, а на голове – папаха. Он сидел, прямо держа спину. «Действительно, несгибаемый», – промелькнула мысль. Открытый взгляд, благородная седина, – он располагал к себе собеседников сразу, однако, не мог поднять глаза! Мои коллеги безжалостно выставили накамерный свет. Его слепила лампа, он был вынужден, не поднимая глаз, отвечать на их вопросы. Было впечатление, что он, словно погрузился в себя, говорил монотонно, но интересно. Время от времени он, вспоминая самые значимые моменты, оживлялся, наклонялся вперед, пытаясь смотреть на собеседников. Но телевизионщики возвращали его в ту же самую позу, мучительную даже для молодых и здоровых. И снова его глаза начинали слезиться от яркого электрического света. Почувствовала, как перехватило горло, захотелось, чтобы они как можно быстрее ушли.

Подойдя к Алаудину, первое, что сделала – поклонилась ветерану! Это было от сердца, и совершенно не имело значения, как воспримут это чужие. Потом протянула ему наши журналы, рассказала о новом проекте к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Его войне. Поймала его теплый взгляд и придвинулась – хотелось ничего не пропустить, поймать каждое слово, каждый вздох. Почувствовала, что и он был рад, словно тоже пытался успеть. И на меня, как поток, обрушился рассказ о судьбе ингуша, об испытаниях, о доблести, о проявлении человеческого благородства. Ничего наносного, правдиво и искренне он рассказывал о событиях, изменивших мир.

Алаудин Шадиев родился в селе Базоркино Пригородного района. Его семья пользовалась уважением односельчан. Отец Бапан Бунахоевич был священнослужителем в медресе села Кантышево. Его уважали прихожане, приходили за советами и помощью. Мама – Дзуго Биботовна Кодзоева росла в приличной и почитаемой семье. Оба родителя – коренные жители Базоркино. И в своем доме они сохранили нравственные устои горской семьи. Детям, а в семье росли пятеро сыновей и три дочери, они дали светское и духовное воспитание. Именно родительское воспитание помогло закалить дух и не пасовать перед трудностями. После «семилетки» он поступил в индустриальный техникум в Орджоникидзе, где проявились его способности к точным наукам. Затем продолжил учебу в Ростовском институте народного хозяйства. Одновременно записался в местный аэроклуб, увлекся парашютным спортом. За 10 месяцев до начала Великой Отечественной войны, осенью 1940 года, он был призван в ряды красноармейцев.
Алаудин Шадиев
БОМБЕЖКИ И ОКОПЫ

Курс молодого бойца был суровым, обучение чаще всего шло в полевых условиях. По 14 часов в день курсанты совершали изнурительные марш-броски, отрабатывали навыки владения оружием. Предчувствие войны буквально витало в воздухе. 22 июня 1941 года Алаудин Шадиев с товарищами был на сборе в летних лагерях. В 6 часов утра весь личный состав построили на площади и объявили страшную новость. В тот же день курсанты вернулись в стены училища.

Вспоминает, что фельдшеров учили в ускоренном режиме, за год предстояло завершить полный курс. Однако сводки с фронта были неутешительными – фашисты вклинивались все дальше вглубь России. Фронтовик вспоминает боевое крещение. Весь состав училища на машинах перебросили на фронт. Ехали в открытом фургоне. Бомбардировки шли одна за другой. После очередной машина перевернулась и полетела в кювет. Алаудин сумел выползти и начал спасать товарищей. Вокруг темнота, освещаемая только вспышками от взрывов. Курсанты стали вытаскивать из кабины командира роты и водителя. Двое были тяжело ранены, еще двое – погибли.

Первые часы на фронте Шадиев провел в разведке, куда вызвался пойти сам. В близлежащей деревне искали местных жителей, однако всюду были только оккупанты. Курсанты получили приказ охранять тыл действующих частей. Окопались на окраине деревни, выставили караулы. Нередко на них выходили красноармейцы из разгромленных частей, но был случай, когда Алаудин с товарищем сопроводили на сборный пункт немецкого диверсанта.

Однако вскоре была дана команда к отступлению. Отступали ночью, но на открытом месте немцы начали обстрел. Командиры приказали окапываться и принимать бой. «К обеду наши правофланговые перебежали в населенный пункт и повели по немцам шквальный огонь. Я занял место одного из раненых пулеметчиков. Отбились. Пришла санитарная машина забирать раненых. И мы, оставшиеся в живых, за этой машиной добежали до ближайшего населенного пункта, где нас ждали наши ребята. Здесь были готовы окопы и даже противотанковые траншеи», – вспоминает мой собеседник.

Через неделю его с товарищами перекинули на оборону Южного железнодорожного вокзала Харькова. Прямо через улицы красноармейцы рыли окопы, тут же возводили укрепления. Однако решающее сражение за Харьков прошло без курсантов. На второй день прибыл бронепоезд с маршалом С.К. Тимошенко. Он приказал вывести все военные училища из черты города.

Только под Новый год они прибыли к месту новой дислокации – в Саратов. Расстояние в 1450 км преодолели за 44 дня. Здесь в форсированном режиме продолжили занятия по специальности. К 1 июля 1942 года курс был завершен. Выпускники отправились на службу в пограничный округ Ташкента. Но Шадиев тут не задержался. «Вместе с двумя товарищами нас отправили в Сталинград, где формировался отдельный кавалерийский пограничный полк N4. Его формировали очень оперативно за счет пограничников с южных границ. Подобные части были созданы в Алма-Ате, Ашхабаде и Мары», – рассказал фронтовик.

Он был назначен старшим военным фельдшером 4-го сабельного эскадрона и в его составе переброшен в Закавказье, где обстановка была очень напряженной. Полк стоял в Зугдиди. Советские военачальники были вынуждены оттягивать войска с передовой, опасаясь высадки десанта на Черноморское побережье. Подразделение Шадиева несло патрульно-караульную службу в приморских городах, часто выезжая на подавление мелких десантных групп.

Вскоре его рота перешла в подчинение 16-й бригады НКВД. Она участвовала в защите перевалов. Через несколько месяцев, в начале весны 1943 года, Алаудина в составе 44-го полка перекинули под Воронеж. Город освободили, однако в его окрестностях действовали диверсионные группы противника. Пограничникам был дан приказ найти и обезвредить шпионов. И они справились с задачей!

В октябре 1943 года подразделение Шадиева перекинули в Старый Оскол. Здесь задача пограничников была аналогичной – подавление вражеских заслонов, бандформирований.
Алаудин Шадиев (слева) с боевым товарищем
ЛАГЕРНЫЙ ДОКТОР

А потом грянул трагический для ингушей 1944 год. Наш герой, напомню, служил в войсках НКВД. Полк в это время базировался в Казахстане.

«Когда выселяли, то меня отозвал в сторону один из однополчан – грузин по национальности и сказал: «Ваш народ выселяют. Вы выдержите (грузины и ингуши очень близки – авт.). Если бы нас не было так много, то нас бы тоже выселили», – вспоминает он. Эта часть рассказа дается моему собеседнику исключительно трудно. Прошло больше 70 лет, но говорить о трагедии все так же больно. Он предполагает, что Сталину понадобились земли ингушей, но без ингушей. «В царское время обставляли агрессивно настроенным казачеством, когда нельзя было свободно передвигаться. В 44-м было придумано надуманное обвинение в пособничестве. Но мы-то, фронтовики, видели, как воевали ингуши! Ни один не дрогнул!» – горячится он.

Однако полк его не бросил. Думали-думали, да и отправили начальником санчасти в один из лагерей. Ему было 24 года, понятно, что назначение не обрадовало. Особенно, когда прибыл на место и увидел все своими глазами. «Когда зашел на территорию лагеря, то ужаснулся. Как в гитлеровских концлагерях. Увидел шатающихся доходяг, стены были красные от раздавленных клопов. За бараками маячила чья-то высокая сутулая фигура. Заключенный собирал в котелок кусочки дерьма. Я пошел в свой кабинет. Стук в дверь, заходит высокий парень и ставит на стол четыре подноса с угощениями. Это так шеф-повар решил меня встретить. Я распорядился все отнести больным. Пошел на кухню посмотреть рацион, а там для заключенных – ничего, кроме бульона», – рассказывает Алаудин.

С заключенными он проработал около шести лет. Его признали. Даже самые закоренелые рецидивисты относились с уважением. Он работал добросовестно, помогал всем. Каждый квартал санчасть поднимала на ноги 30-40 человек. Он вспомнил девушку-эстонку, которая однажды пришла к нему со сломанной злобным надзирателем рукой. Он ей помог, а потом взял на работу медсестрой. Помнит норвежца, рентгенолога, который аккурат перед войной помогал закупать рентгеновские аппараты. Его посадили в 41-м. Алаудин отправил его на кухню, прикрепил к медсанчасти. Шадиев спустя много лет говорит о заключенных исключительно доброжелательно. Одинаковые робы не помешали ему увидеть в каждом личность. В его рассказах сквозит личное отношение к этим людям, наверное, даже сочувствие.

В 1955-м, несмотря на смерть великого советского диктатора, условия проживания депортированных стали ужесточаться. Более того, поползли слухи, что репрессированным вайнахам никогда не позволят вернуться на родину. Алаудин, перейдя на гражданскую службу, пошел работать на шахту в городе Текели Талдыкурганской области, что недалеко от Алма-Аты. Надо ли говорить, что и тут его ценили и уважали. Но работа в шахте здоровья не прибавляла. Рабочие болели силикозом, он не стал исключением…
ДОМА

В конце 50-х он вернулся на родину. Осели в Грозном. На первое место Шадиев всегда ставил семью, но в доме он – главный человек. У него было пятеро сыновей и три дочери. Старшего убили в Чечне в 1996-м, через месяц после того, как сдали город. Сейчас его богатство – двадцать три внука и шесть правнуков.

Он благодарен Богу за чудесный дар – жену Зулпу Арсанову, внучку легендарного Дени шейха Арсанова. Красавица и великая труженица. На фотографии она выглядит величаво, словно одна из российских княгинь. Сложно поверить, что именно эта утонченная красавица была награждена за работу в колхозе «Мичурин» под Алма-Атой наградой ВДНХ, что приравнивалось к ученой степени. И совсем не удивляет, что ее фото было на обложке журнала «Огонек».

«Нужно заниматься делом!» – эту фразу неоднократно слышали от моего собеседника все домашние. И уж если он брался за что-то, то делал это честно и серьезно. Был председателем артели потребкооперации – одной из лучших в России. В страшные дудаевские годы был вынужден торговать на базаре. Семье надо было выживать! Однажды какой-то молодой человек дал ему на 50 рублей больше. Он побежал за ним, чтобы вернуть. Удивлению молодого человека не было предела. «Деньги мои, но рука-то – ваша», – решил скаламбурить парень, не подозревая, как оскорбительно это было слышать Алаудину. Алаудин объяснился: деньги принадлежат не ему. В его семье – культ честности и порядочности.
Рукопожатие с Президентом России В.В.Путиным в день вручения городу Маголбеку звания «Город воинской славы» в 2007 году
КОРОТКО О ГЛАВНОМ

– Чем вы гордитесь?
– Тем, что всегда старался помогать людям, не глядя на их статус. Горжусь, что самые опасные задания давали мне. На фронте был там, где самое трудное и трудновыполнимое, в разведку ходил, вызывался помогать, подтягивать…
– Что сегодня радует?
– Недавно увидел по телевизору, как женщина в Москве приняла осознанно мусульманство, открыв для себя много хорошего именно в исламе. Это хорошо!
– Что тревожит?
– У меня такая черта есть: чем страшнее, тем я чувствую себя спокойнее. А вот мелочи беспокоят. Тревожит неважное здоровье. Латать приходиться постоянно. Стали подводить зрение и слух. Материальная часть жизни…
– В чем-то нуждаетесь?
– Если бы оказался рядом с людьми материально богатыми, я бы знал, о чем просить.
– И о чем?
– Помочь нуждающимся людям. Чтобы остальные жили не хуже.

Ему было за семьдесят, когда началась первая чеченская кампания. В Грозном ветеран имел четырехкомнатную квартиру, потом вместо нее – статус беженца. После войны ингушское отделение миграционной службы «компенсировало» квартиру в Грозном, выплавив ему 140 тысяч рублей. Эти деньги ветеран разделил между детьми. Купить на них жилье было невозможно, и сыновья стали сами строить жилье для отца. Получился удобный и уютный дом. За столом «хозяйничал» средний сын Алаудина Апти. Он был строителем БАМа, возводил дома в Тынде. Он, как и все наследники Алаудина Шадиева, нашел работу по душе, обрел семейное счастье. Он желает отцу только одного – долголетия. С этим же напутствием приходят к нему вне зависимости от праздничных дат или юбилеев представители пограничных войск. К этому пожеланию от всей души присоединяемся и мы.

Автор рубрики Елена Севрюкова

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Над пропастью во лжи

Момент истины

… Я прокричал бы: «Мой народ,
Не сгинул. Выжил. Он живет.
И пашет, сеет хлеб и жнет
На древней родине своей.
Не удалось машине зла
Нас уничтожить навсегда.

Беслан Кокархоев («Исповедь гнева»)

Известное изречение нацистского идеолога Йозефа Геббельса гласит: «Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят». Сталинская пропаганда строилась на том же принципе, и жертвами ее становились целые народы, на которых выжигали клеймо «предателей». Таким безвинным страдальцем стал и ингушский народ, обвиненный в пособничестве врагу и подвергшийся массовой депортации.

По сей день находятся «ученые», «историки», «краеведы» и «архивисты», громоздящие на гору многолетней лжи свои дополнительные кучки о «коллаборационизме ингушей». Термин «коллаборационизм» чаще употребляется как относительно вежливый (или наукообразный) синоним слова «предательство». И тем самым продолжается гнусная традиция сталинской пропаганды, заклеймившей народами-предателями целые этносы, дабы оправдать чудовищное преступление депортации. По сей день официальной причиной депортации ингушей (как и чеченцев) является якобы их массовое сотрудничество с немцами. Согласно Указу Президиума ВС СССР «О ликвидации ЧИ АССР и об административном устройстве ее территории» от 7 марта 1944 года, этот мотив измены – главный: «В связи с тем, что в период Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в отряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти, а также учитывая, что многие чеченцы и ингуши на протяжении ряда лет участвовали в вооруженных выступлениях против советской власти и в течение продолжительного времени, будучи не заняты честным трудом, совершают бандитские налеты на колхозы соседних областей, грабят и убивают советских людей, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:
Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать…». Преступление, сравнимое с Холокостом. Как может стать предателем целый народ, включая глубоких стариков и грудных младенцев? При всем генетическом единстве, сходстве менталитета, обычаев, нравов и моральных устоев любая нация состоит из отдельных личностей. И личности эти весьма неодинаковы.
Что касается ингушей, то на фронт в Великую Отечественную войну ушли 13% от общей численности населения Ингушетии, из них половина добровольцами и половина с фронта не вернулась. После 1944 года воины-ингуши были сняты с различных фронтов и отправлены в ссылку за своими семьями. Многие остались на фронте под вымышленными фамилиями и с измененной национальностью. Примечателен факт, что Председатель Совета ветеранов ВОВ Ингушетии Гайтукиев Николай Дмитриевич (собственное имя Дзаяудин Джамалдинович) и сегодня в Подольском архиве числится как русский по национальности. По информации из различных источников, к званию Героя Советского Союза были представлены от 46 до 100 человек – выходцев из Ингушетии.

При численности ингушей на тот момент (по разным данным от 91 000 до 137 000), это самый большой процент Героев Советского Союза на душу населения по всем народам СССР. Также надо отметить, что представление ингушей к высоким наградам происходило в начале войны – в самое тяжелое время, когда советские солдаты терпели поражения по всем фронтам. После образования новой России звезду Героя России (!) получили 4 человека, оставшихся в живых, – за подвиги, совершенные в 1941-1945 годах.

Около 100 жителей Ингушетии участвовали в защите Брестской крепости, последним защитником которой был ингуш – Барханоев Уматгирей Артаганович, который вышел ослепшим после ранения и, услышав немецкую речь, повернувшись в сторону Германии, на глазах у фашистов выстрелил себе в висок. Пораженные мужеством этого человека немцы похоронили его со всеми воинскими почестями. История Второй мировой войны не знала второго такого случая, когда немцы хоронили с воинскими почестями своих врагов.

В одной из 11 знаменных групп, водрузивших знамя Победы над Рейхстагом, был ингуш – Богатырев Умар Заалиевич. Нельзя не сказать также о легендарном разведчике Абдуле Цароеве, соратнике не менее легендарных разведчиков Медведева и Кузнецова. Медведев лично дважды просил наградить Цароева звездой Героя Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны к началу 1944 года 62 ингуша уже имели звание Героя Советского Союза. После февраля 1944 года все указы о присвоении званий Героя в отношении ингушей были отменены. Всего же к присвоению звания Героя Советского Союза были представлены более 100 ингушей, но изменение политического курса советского руководства сделало невозможным его присуждение.

Что мы имеем на другой чаше весов? Историк и известный в свое время внутренний хроникер ЦК КПСС (человек, имевший доступ к соответствующим документам) Н. Зенкович по этому поводу пишет следующее: «…Требовались свидетельства, подтверждавшие запущенную в свое время версию о пособничестве врагу, о том, что чеченцы и ингуши, как и некоторые другие народы Северного Кавказа, предавали либо готовились предать Родину. Увы, результат тщательного анализа всего уникального богатства спецхранов на эту тему однозначен: ни в одном из самых засекреченных документов, включая пресловутые «Особые папки» Политбюро, не обнаружено достаточно серьезных доказательств вины чеченского и ингушского народов…».
Другой партийно-государственный функционер своего времени, заведующий военным отделом Пригородного райкома партии, А. Г. Тангиев свидетельствовал: «…Чеченцы и ингуши никак не могли вступать добровольцами в немецкую армию. Этой армии на территории Чечено-Ингушетии не было, да и организовывать диверсионные банды не было нужды. Не было ни одного случая политического диверсионного акта на важнейших коммуникациях республики. Нефтепроводы, электрические линии, телефонная и телеграфная связь, железные и шоссейные дороги, мосты, радиостанции, объекты водоснабжения, аэродромы и т.п. – все работало, как в мирное время. Всенародный гнев обрушился бы на того, кто мог бы совершить подобное преступление».

Это – факты.

Правда и то, что любой народ не состоит целиком из сплошных героев. У каждого найдутся свои Прометеи и свои Иуды. Сегодня многие историки признают, что коллаборационистское движение на временно оккупированной немцами территории Советского Союза было достаточно массовым. Коллаборационистов из числа раскулаченных, осужденных, недовольных советской властью, антисоветских эмигрантов и, частично, из военнопленных Красной Армии на службе фашистам в Вермахте, полицейских формированиях, СС и СД по разным оценкам было от 1 до 2,5 млн. человек.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз недобитая и бежавшая за рубеж белоэмигрантская часть населения России, офицеры, помещики и капиталисты встретили с огромным энтузиазмом. Было желание взять реванш за поражение в гражданской войне, начать освободительный поход против большевиков теперь уже с помощью немецких штыков. Много было бывших военнослужащих Белой армии: колчаковцев, врангелевцев, деникинцев. Все они добровольно встали в строй на службу Гитлеру, вступив во враждебные воинские и полицейские формирования, действовавшие против Красной Армии, советских, французских, югославских партизан самостоятельно или в составе войск Вермахта, Абвера, СС и СД.

Вся эта братия оказалась востребована Гитлером как военная сила, обладавшая опытом боевых действий в годы 1-й мировой войны и борьбы с советской властью в последующие годы.

Украинский коллаборационизм – отдельная песня. На территории Украины сразу после прихода немцев началось формирование коллаборационистских национальных воинских частей, полицейских подразделений под различными названиями: «Всеукраинская Освободительная Армия» (ВОА), «Украинская Повстанческая Армия» (УПА), «Украинская Национальная Армия» (УНА). Формирования использовались для борьбы с частями Красной Армии и партизанами. Создание воинских частей возглавил предводитель Организации Украинских Националистов (ОУН) полковник Мельник и известный националист Степан Бандера. Отряды Украинской Повстанческой Армии (УПА) быстро вырастают в полки и дивизии. Вскоре УПА насчитывает более 200 тыс. человек, в т.ч. 15 тыс. дивизии «Галичина». УПА ведет вооруженную борьбу с советскими партизанами и с Польской Армией Краевой на территории Западной Украины, Буковины и в лесах полесья Пинска. Присягали бандеровцы УПА Гитлеру: «Я, украинский доброволец, этой присягой добровольно отдаю себя в распоряжение немецкой армии. Я присягаю немецкому вождю и Верховному Главнокомандующему немецкой армии Адольфу Гитлеру в неизменной верности и послушании».На всем советско-германском фронте вело боевые действия с Красной Армией значительное число частей и подразделений украинских националистов. Они были объединены в «Украинское Визвольне Вийско» или «Украинскую Национально-освободительную Армию» (УНСО), которая к концу войны насчитывала более 80 тыс. войсковцев.

Отличились и ближайшие соседи ингушей – осетины. Факты сотрудничества носили системный характер. Так, по свидетельству многих источников, в осетинском Эльхотово жителями был преподнесен подарок «от имени народа» в виде белого жеребца «освободителю» Гитлеру. На оккупированной территории Северной Осетии немцами была создана новая администрация, куда соответственно вошли коллаборационисты из числа местных жителей. По советским войскам наносились предательские удары с тыла, увеличивая их потери. Причем после освобождения территории Осетии вместе с отступающими немецкими войсками ушли и предатели из числа осетин. За время пребывания немцев на территории Северной Осетии около 800 осетинок вышли замуж за немецких солдат и офицеров. Все они уехали в Германию.

Кабардинцы и осетины, территория которых находилась под оккупацией, за связь с немцами и участие в парашютных десантах и шпионско-диверсионных отрядах не пострадали. Они даже имели национальные представительства на оккупированных территориях в 1942 – 43 гг. Более того, в Национальном комитете Северного Кавказа, созданном в 1944 г. в Берлине, фактическое руководство осуществляли осетин Кантемиров (или Кантемир, создатель ежемесячного журнала «Кавказ»), аварец Магома; руководителями военного штаба Северокавказской национальной комиссии в Берлине последовательно были осетины Кулатти и майор Дударов (выпускник военной академии Фрунзе), попавшие в плен в 1942 г. В Национальную комиссию входили аварец Мусаясул, кабардинец Жакан, осетин Элегкоти, т.е. представители тех народов, которые не подверглись гневу Сталина.

Ведь ни украинцев, ни осетин не объявили «народом-предателем» и не выселили на чужбину!
А если уж говорить совсем честно, то самый массовый коллаборационизм, как и самый массовый героизм, проявил «старший брат» - русский народ. Не будем забывать про армию Власова. Знаки различия Русской освободительной армии Власова в разные периоды времени носили около 800 тысяч человек! Возможно, далеко не все они были русскими по национальности, и, тем не менее, цифра – запредельная! Но разве это дает нам повод усомниться в самоотверженности русского народа, русского солдата, защищавшего Родину поистине до последней капли крови?
Почему же в отношении ингушей применяются другие стандарты и правила? Кому выгодно длить зло, ложь и несправедливость? Почему до сих пор так популярна в определенных кругах версия «депортации возмездия», для подкрепления которой попросту не хватает исторических фактов?

Д. Эдиев пишет: «В сухом остатке обвинений против депортированных в 1943 – 44 гг. народов остается заброска немцами в их среду парашютистов и организация немцами профашистских организаций... Однако диверсионная работа, заброска парашютистов, попытки организовать антисоветские организации были не инициативой «наказанных» народов, а рутинной практикой немецкого командования. Не вдаваясь в обсуждение того, логично ли обвинять в этом сами депортированные народы, заметим, что география и национальный состав диверсантов совершенно не совпадает с географией депортаций. В частности, еще долго после отправки последнего эшелона с депортированными на восток страны, немцами продолжалась заброска диверсантов различной национальности и в самых различных регионах СССР (документы, да и просто опись «Особой папки» Сталина весьма красноречивы на этот счет). Что касается профашистских организаций, то они также создавались немцами по всей оккупированной территории (достаточно отметить Власовскую армию, комитет «Истинно русских людей» в Крыму, профашистские организации на Украине). Ряд народов (чеченцы, ингуши, турки-месхетинцы) даже не попадали в оккупацию, и, если не считать воевавших на фронте солдат, практически не контактировали с немцами...».

Многие исследователи считают, что причиной массовой депортации вайнахских народов стал отнюдь не коллаборационизм. Советская империя попросту стремилась освободить плодородные земли Чечено-Ингушетии от чеченцев и ингушей, завершить монополизацию нефтяной промышленности Кавказа. Режиму крайне желательно было иметь на Кавказе однородно-послушное население. На эту роль ингуши и чеченцы никоим образом не подходили, зато идеально вписывались в теорию «неблагонадежных» народов – таких, кто не поддавался ассимиляции, навязанному советским строем безбожию, не спешил записываться в колхозы, а старался всеми силами сохранить национальную самобытность, верность заветам предков. И тогда понятной становится главная цель депортации – развеять духовное единство народа, лишить его родных корней, извечной почвы, «вписать» безликим убожеством в мировой Интернационал…

Есть сведения, что о депортации вайнахов сталинский режим всерьез задумался еще в 1940 году. И война, как ни кощунственно это прозвучит, пришлась как нельзя кстати. Она позволила осуществить масштабную спецоперацию по выселению народа под дымовой завесой обвинений в «коллаборационизме»…

В ряду преступлений сталинского режима этот этноцид – одно из страшнейших. Так не пора ли хотя бы теперь, в год 70-летия Победы, отделить зерна от плевел? Реабилитировать на деле безвинно пострадавший народ и заткнуть поганые рты тем, кто продолжает изрыгать клевету о «предательстве вайнахов»!

Елена Севрюкова

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Находки

Как гнулась сталь

Накануне выхода нашего нового проекта известный ингушский исследователь и краевед Берснако Газиков снова отправился в экспедицию, чтобы открыть пока неизвестные документальные страницы истории ингушского народа. На этот раз его целью был Санкт-Петербург. Эту поездку, как и прошлую в Баку, финансировал наш издатель – меценат Башир Куштов.

Санкт-Петербургская экспедиция известного исследователя подарила нам яркие открытия:

1. Двадцать эксклюзивных фотографий, найденных в Центральном государственном архиве кинофотодокументов. Эти снимки будут переданы в республиканский краеведческий музей и станут открытием для ингушей.
2. Газета «Правда» от 4 января 1943 года. В ней на самом видном месте размещена статья под заголовком: «Вчера Красная Армия внезапным ударом овладела одним из опорных пунктов немецко–фашистских войск – городом и железнодорожной станцией Моздок, а также городом Малгобек». Эта новость была самой долгожданной для всех вайнахов. Ранее, работая в архивах Министерства обороны в Подольске, Берснако Газиков нашел около ста наградных листов на офицеров ингушской национальности. Эти документы свидетельствуют о том, что в период активной подготовки будущего акта депортации чеченцев и ингушей некоторые командиры, чтобы уберечь своих подчиненных – «врагов народа», храбро сражавшихся на фронте, от репрессий органов НКВД, шли на риск и подчищали в документах принадлежность к «неблагонадежной» национальности.

Так в наградном листе командира батареи 55-й Гвардейской стрелковой дивизии, гвардии капитана Умара Оздоева, награжденного за мужество и отвагу, проявленные в боях по освобождению Керченского полуострова в декабре 1943 г., орденом Отечественной войны I степени, в графе национальность указано «узбек». Хотя годом раньше при награждении орденом в графе национальность стояло «ингуш». Под русским именем Богдан Некстроев сражался ингуш из с. Базоркино Пригородного района ЧИАССР Багаудин Накастхоев, кавалер двух орденов Славы. Под русскими именами также воевали Виктор Григорьевич (Хамзат Гусиевич) Орцханов и другие уроженцы Ингушетии. Гвардии старшина медицинской службы Михаил Горнакиевич Булгучев, награжденный орденом Красной Звезды, числился в документах калмыком, а Багаудин Абазович Келигов – грузином.
3. Малоизвестный широкому читателю роман в 3-х частях Н.Н. Брешко-Брешковского «Албанская сирена», изданный в Белграде в 1927 году. Это действительно потрясающая находка: произведение открывает неожиданные исторические факты из жизни ингушей в Европе, например, биографию ингуша Заур-Бека Ахушкова. Он вместе с тремястами кавказскими эмигрантами привел к власти албанского императора. Заур-Бек - один из главных действующих лиц романа, отрывок из которого мы публикуем.

Итоги работы в Северной столице и все находки Берснако Джабраилович Газиков посвящает великой дате – 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Метафизика

Победа духа русской нации и истоки русского духа
Ингушетия

«Имена их дошли до нас, но дела забыты из-за бедствий, истребивших их потомков, а также за давностью лет. Ибо выживали после бедствий... неграмотные горцы, слыхавшие только имена властителей страны и кое-что об их делах. Подвиги и законы предков не были им известны, разве что по темным слухам, и только памятные имена они давали рождавшимся детям; при этом они и их потомки много поколений подряд терпели нужду в самом необходимом и только об этой нужде думали и говорили, забывая предков и старинные дела».

Платон
«Критий»
Русская нация состоит из многих национальностей, и русская национальность дала ей свое название, ибо стала основой формирования этой нации. Русская нация и российская нация – это синонимы, и это следует закрепить на законодательном уровне. Под термином «росы» подразумевали тех же «руссов». Русская нация начала формироваться давно, включив в себя много разных племен – вятичи, кривичи, поляне, древляне, чудь, меря и многие другие. Происхождение терминов «Русь», «русичи», «русские», «Рос» остается невыясненным даже при наличии многих версий. Некоторые цари Урарту носили имена Рус. У ингушей была традиция давать в качестве имени человеку название страны или народа. Так имя Японец, которое еще до недавнего времени существовало у ингушей, было дано от названия страны Япония и этнического названия «японец». Не было ли имя Руса у царей Урарту отголоском древней ингушской традиции – давать в качестве имени человека название народа? Тогда это доказывает, что цари Урарту знали народ Рус и в честь него давали имена своим сыновьям. А чтобы они оказали такую честь народу Рус, этот народ должен был иметь с ними благородные и союзнические отношения. А если Рус и Рос были эпитетами, которые давали после посвящения в мистерии и инициации в зрелость (вы-рос, под-рос, до-рос) и в цвет души (русый цвет – светлый цвет), то связи Урарту с русскими принимают и философско-культурный характер. «Сар де» – делать ожидание, «сар дури» – если бы подождал, «сармакх» – дракон в ингушском языке. Души высших посвященных ожидают в области созвездия Дракона, души запаздывающие в своей эволюции завершения личностей, согласно символизму древних учений. Сардури – имена царей Урарту. Урар ту сар де – с вертикале (урар) подобает(ту) ожидать (сар де). Урар туж сар дури – с вертикали подобает если бы подождал, подождали. Руса и Сардури – имена царей Урарту и отвечают смыслам философии мистерий. Говр – лошадь, в языке Урарту и в ингушском языке. Но в ингушском «говр» – лошадь и тот, кто опаздывает; «говраж» – лошади и те, кто опаздывает. Лошадь была символом ускорения эволюции душ, которые запаздывают.

Эти косвенные данные говорят о том, что народ с названием Рус уже мог существовать три или четыре тысячи лет назад. Немцы говорят Русия, арабы – Рус, англичане – Рашен. Арабская традиция должна быть древнее немецкой и английской. Арси \ эрси – славяне, включая и русских в вайнахской традиции. Ар – во вне, ари \аре – внешний простор, прилегающая равнина к горам, в ингушском языке, а «малх ар боал» – солнце выходит вовне (восход), и в течение дня «малх ар б» – солнце есть вовне. Равнина была связана с дневным солнцем, странствующим во внешнем пространстве космоса. Малх чу буж – солнце ложится внутрь (закат). Ар теми да – владыка (да) вовне (ар) войны (теми). Артемида, сестра бога солнца Аполлона в греческой мифологии, была воинственной и не признавала женских занятий и брака. Артемида и русы\арси – это представители внешнего, дневного солнца, которое связывалось с воинственностью через символ жара страстей и жара дневного солнца. Русские – обитатели равнины, равнина связывалась с дневным солнцем, жар дневного солнца связывался с жаром страстей души в течение дневной деятельности. Воинственный дух (а не дух агрессивности) русской национальности и русской нации имеет корни в древней истории культуры, культов и цивилизации мира. Ингушское «малх блин» – солнце есть странствовавшее. Так встречали весеннее солнце и пекли в честь диска солнца культовую выпечку «блины» (б лин – есть ходившее, странствовавшее). От «со» - я, производно «сол» – меня и степень превосходности. Сол ц1ий – слишком, очень красное; сол ц1и – слишком огонь. Не от этих ли ингушских латинское «сол» и русское «солнце» (солце)? Дийна малх бирс – днем, в течение дня солнце бир (жгучее, неласковое, агрессивное). Бирс-саги \ Бирссеги – бесстрашные воины впереди войска викингов, а Бирс-Нимруд – название башни Вавилона, посвященной богу солнца Белу. Малх чу бел – солнце приходи домой (заход). Малх ар бел – солнце выходи вовне (восход). Из ба малх чу – этому приходит солнцу домой (закат). Из ба малх ар – этому приходит солнцу вовне (восход). Бирс малх – это солнце в зените в полдень и летом в период солнцестояния. Б хьаьсти – есть обласканное, «малх б хьаьсти» – солнце есть обласканное. Это «б хьаьсти» стало словом «бхьасти \ б1аьсти» – весна. Весной солнце ласковое, а летом жгучее (бирс). Со малх б хьаьста Аз – Я солнце есть, которое Я обласкал. То есть, Я души (Со) в образе солнца обласкано Безличным Я (Аз) духа. «Бирс» и «бел» у шумеров и «изба» и «блин» у русских из одной и той же философии ингушского языка. Из ба малх бирс \ из бел малх бирс – этому солнце приходит жгучим. Из б лин бирс – оно есть ходившее – ругавшее жгуче. Изба – солнечная архитектура русских, по 13 бревен с каждой стороны, что дает 52 бревна – по количеству недель в году, а печка в избе – символ солнца. Ар с – свет-душа (с) вовне (ар). Арара с – душа-свет извне. Арара с чу доаг1 – извне душа-свет идет домой. Из ба малх ар лину-ру с ден – этому солнцу прийти вовне наделенным душой-светом тем, кто ругал-бранил-порицал (суд в царстве мертвых ночью над солнцем духом или Озирисом над Ра в мифологии древних египтян?).
Греция, Урарту, Русь, Египет, Кавказ – все они части древней философии цивилизации, и истоки русского духа уходят в глубину десятков тысяч лет этой древней культуры солнечного культа и ее философии. Откуда могло взяться понятие о русском духе в русском фольклоре, если за этим понятием не стояла философия духа жрецов, сказителей? Кто может сказать, не участвовал ли русский дух в войне на поле (кшетра) Куру в Индии пять тысяч лет назад и в войне ахейцев против Трои три с половиной тысячи лет назад?

В этих сражениях участвовали все народы мира на стороне разных царских династий. Почему русская нация (включающая многие национальности) во главе с русской национальностью (ядром русской нации) была вынуждена участвовать в двух мировых войнах?

Согласно истории Атлантиды Платона, Афины возглавили войну против атлантов, которые хотели ввергнуть в рабство весь тогдашний мир, и этим самым спасли свободу народам. Ингушское «фин ди са ?» – для воздуха душа? «А, фин дац СА» – нет, не для воздуха душа. Это было обозначением мистерий ступени воздуха, которая ниже ступени эфира (пятого) и свет-души (шестого) элементов. Первый царь и бог Афин носил имя Кекроп. Ингушское Кек – название аула, Кекр – из Кек. Кок – небеса, дух, мужское, а Кек – земля, душа, женское в символизме рода Кокархоевых из аула с двояким названием Кек\Кок. Первый царь Сицилии носил имя Кокал, а ингушское «Кок Аьл» – Царь Кок (ко – руль, к – инициатива; царь руля и инициативы, то есть инициаций в посвящение?). Мин с – испившая душа много раз, эпитет посвященных, а Минос – эпитет царей Крита (кар ит – в руках десять также символ мистерий в связи с 10-ю причинами существования). Сац, соц, сиц – остановки, конечный пункт посвящения. Сицли – останавливаться. Крит, Афины, Сицилия – это центры мистерий и культуры до прихода туда ахейцев. И они были связаны с древним островом мистерий Руса\ Рута \ Руце\ Руга \ Рума.

Почему русская нация на протяжении всей истории была вынуждена сражаться за свою свободу и свободу других народов? Почему дух и история ей отвели эту роль? Истоки русского духа в связи с культом солнца говорят о том, что русский дух изначально был призван отражать нашествие варваров и через степи из Азии на центры оседлых культур и цивилизаций, и через моря из Африки. Тысячи битв и побед забылись и стерлись из памяти. Династии царей лунной тропы стремились поработить народы, которыми управляли династии царей солнечной тропы, говорят эзотерические учения. И между ними шли планетарные войны с допотопных времен. Почему Сталин в начале войны обратился к русскому героическому духу и вспомнил русских полководцев? А потому что знал, что без русского духа только идеи коммунизма и социализма не смогут вдохновить войска. Призыв к русскому духу приняли все национальности русской нации. Когда русские побеждали врагов с полководцами Суворовым, Кутузовым и другими во главе, никакой коммунистической партии не было. Сталин и его коммунисты сыграли роль не талантливых и русский дух победили бы быстрее и с меньшими потерями. Победил врага русский дух, а победу приписали красному флагу. Точно так же, когда сражался дух горцев Кавказа, победы приписывали флагу газавата. Если бы не были Сталиным и его палачами истреблены национальные элиты народов СССР и цвет русской нации, Германия, возможно, и не решилась бы напасть. Истребление цвета русской нации у нацистов создало убеждение, что в СССР некому сражаться. Истребление офицеров армии создало представление о том, что командного состава армия, по сути, не имеет, и тем более профессионального и талантливого. Более того, Сталин был союзником Гитлера и предоставил ему территорию СССР для создания немецкой промышленности по производству наступательного оружия, что немцы не могли делать согласно версальскому договору после Первой мировой. Немцы создали военные заводы на территории СССР и, быстро перебросив, смонтировали в Германии. Об этом написано подробно в книге «Фашистский меч ковался в СССР». Когда мир кинулся, уже было поздно. Сталин сыграл не последнюю роль в укреплении фашизма. Без его роли не было бы Второй мировой, и страна не понесла бы такие жертвы. Но, когда вся политика союза и заигрывания с фашизмом обернулась нападением Германии, «вождь» вспомнил дух русской нации. А ведь политика велась к тому, чтобы уничтожить русского человека и на его месте создать социалистического человека. Горцы Кавказа и, в частности, ингуши еще до революции считали себя частью русской нации, и ингуш дорожил своей честью русского воина и офицера больше всего. Ингуши всегда предпочитали русских другим народам, невзирая на разность религий. История древних связей ингушей с русскими забылась после нашествия монголов, но в недрах глубинной памяти ингушей живет тяготение к русской нации, как к своему родному расово-генетическому началу. И исследования параллелей языка и культур показывают, что связи ингушей и русских, Кавказа и Руси уходят в тьму прошлого. Сознание может многое забыть, но дух никогда не забывает и из памяти бессознательного возвращает нам историю древнего духа русской нации – нации, которая была частью сакральной культуры солнечного культа от самой глубокой древности. Нужны новая философия, новая история цивилизации, чтобы вполне понять тайну происхождения русского духа. Русско-ингушские языковые и культурные связи и, тем более, сакральные связи солнечного культа могли возникнуть только за тысячелетия до крещения Руси. Вырвать корни русского духа невозможно, ибо они залегают в толще неисчислимых веков и, самое главное, – в глубинах сакральной философии духа. Какой бы костюм на этот дух ни надевали – царский или советский, христианский или атеистический, московский или питерский, европейский или азиатский, бунтарский или мирный – он остается самим собой, даже становясь как бы другим. Нерусь – это тот, кто не понимает, что значит по-русски, то есть, по-человечески. Для русского духа не важно, кто человек – азиат или европеец. Для него важно, какой он человек. Качество духа (какой) поставлено выше биологической и узкой и этнической (кто) природы. В слове «русский» представлено и понятие «кто» и понятие «какой» или «кто-какой». То есть понятие «какой» в смысле качества человека должно составлять основу человека. Потому русский дух позволяет любому человеку любого происхождения стать частью русской нации по качеству духа. Дух вообще не может быть определен как что или кто, как вещь или существо, а только по качеству. Таким образом, с самого начала русская нация была явлением духа, а не природой обусловленного существа. Солнечные мистерии через посвящение превращали человека как природное существо в русского духом. И не исключено, что эпитет «русский» вначале давался только тем, кто прошел инициацию. Цари Урарту могли быть посвящены в эти мистерии и через это получить эпитет Рус. С ингушским «с» – свет, душа, сопоставимо начальное «с» в русском слове «свет», а сравнение со словом «цвет» позволяет часть «вет» выделить со значениями – веток, ветка, ветвиться. Слова-звуки «с» и «ц» могли иметь значения света и цвета. Тогда «Ру-с» могло означать руль (ру) и свет (с). Понятие руль-душа или руль-свет было эпитетом посвященных и достигших управления процессом перевоплощения своих душ. Рута – название одного из материковых островов древнего материка в мифологии Индии. Руце, Руга, Руса, Рума – другие его названия. Возможно, что это был остров центрального руля-управления мистериями. Эт-руська могло быть названием острова Руса\ Руська с момента как он стал трескаться (эт – трескается в ингушском языке). Этруски есть те же троянцы, по мнению многих исследователей, и троянца Энея считали основателем Рима. За Трою сражалось много союзных народов, как и за ахейцев. Не были ли Троя и ее союзники древней русской нацией? И не было ли сражение Трои и ахейцев повторением более ранней войны в Индии на поле Куру? То есть народы, сражавшиеся за Трою на разных сторонах, могли быть потомками народов, сражавшихся на стороне разных царских династий в Индии пять тысяч лет назад. Троя была местом культа бога солнца Аполлона, и на поле Куру сражались армии лунных и солнечных династий. И на поле Куру, и в битве за Трою солнечные династии проиграли битву. Лунные маги за медленную эволюцию, а солнечные за ее ускорение. Эти противоречия идут со времен Атлантиды и даже со времен более древней Лемурии, считают эзотерические учения. Откуда название Курск, и почему битва на Курской дуге изменила ход истории, как и битва на поле Куру в Индии в свое время? Карма собирает для новых битв победителей и побежденных и меняет их местами. Фактически, битва на поле Куру Индии и битва за Трою тогдашних народов мира были двумя древними мировыми войнами. Согласно эзотерическим учениям, как минимум две планетарные мировые войны произошли на затонувших материках. Почему разум человечества периодически устраивает мировые войны? Противоречие между духовным и материальным периодически достигает такого масштаба и напряжения, что дух и материя оказываются перед вопросом – быть или не быть. Накопленное напряжение должно дать разрядку. Параллели с русским языком, как и с ингушским, имеются в наследии Индии и в наследии этрусков. Трудно сказать, в скольких мировых войнах в течение последних десяти тысяч лет участвовал русский дух. События и явления мира жрецы использовали для создания нового символизма сакральной философии, и это приводило к поэтизированному изложению истории и философии. Поэма «Махабхарата» древней Индии и поэма «Илиада» древней Греции и есть такие поэмы. Понятие «руська люди», «руська языки», «руська дух» могли быть понятиями о древней русской нации, а не только фольклорными выражениями. Языки и диалекты выполняли роли систем и подсистем знания у древних, и многоязычье русской нации могло быть в древности продиктовано сакральной философией. Русский дух никогда бы не стал пространством для душ столь многих народов, если бы в его далекой и забытой истории не было однажды такого опыта. Невозможно поверить, что русское начало вышло на арену истории только несколько веков назад. Индия – современное государство, но в истории этой страны было много государств и царств, сменявших друг друга. Царская, советская и современные России – разные государства при единой последовательной истории. А сколько раз такой череды государств могло быть за, скажем, десять тысяч лет? И сколько раз центр мог смещаться, и массы людей могли перемешаться? Пора нам понять, что победу одержал дух русской нации, а не идеология коммунизма и Сталина. Пора также понять, что сокрытие истории героизма ингушей и чеченцев или вайнахов (что начал еще Сталин), а также других репрессированных народов – это похищение части истории героической русской нации. Ибо все они осознавали себя воинами русской армии и русскими воинами и офицерами. США включают разные народы и расы, но при этом осознают себя единой американской нацией. А мы, многие народы России, были русской нацией тысячелетия назад, вопреки всем утверждениям официальной истории, и были этой нацией, даже если не имели термина нация в обиходе. Мы имели единый ареал солнечной сакральной культуры и единый дух этой культуры. Почему это древнее единство не может быть названо единой нацией данного ареала? Все свои самые героические подвиги ингуши совершали, сражаясь за Россию как воины русской нации. Тридцать лет они сражались с Шамилем за Россию, как русские воины и офицеры, и также во всех войнах, которые Россия вела в течение 19-го и 20-го веков. В царские времена ингуши получили много георгиевского золотого оружия (награды героизма высшего командного состава), много орденов святых Георгия, Владимира, Станислава, Анны (награды офицерского героизма), много георгиевских крестов четырех степеней (награды солдатского героизма) и три Георгиевских штандарта (награды полкового героизма). Это факты героизма на всех уровнях воинского духа. В Ингушетии имеется «Мемориал Славы», посвященный этой истории героизма ингушей во имя России.

На 75 тысяч ингушей было шесть генералов и сотни других офицеров, при этом путь они проходили от рядового воина, получая звания за храбрость и доблесть. Дух каждого ингуша был достаточен для генерала. И этот народ-герой Сталин оклеветал, назвал предателем, при том факте, что немцев остановили на границе Ингушетии, по линии от правой части Владикавказа (бывшей столицы Ингушетии) до ингушского города Малгобек. Путь на Грозный и Баку был прегражден в Ингушетии. Немцы не вошли в Ингушетию. Элитные дивизии СС «Викинг» и «Мертвая Голова» были почти полностью уничтожены под Малгобеком. Ингушетия – это древняя сакральная земля и одна из колыбелей белой расы и славян, как это утверждал русский ученый Ф. Горепекин в начале 20-го века. Е.И. Крупнов считал, что основную роль в формировании вайнахской культуры сыграли ингушские племена. В Первую мировую ингуши разгромили элитную «Железную дивизию» Германии.

Ингуши и чеченцы вместе с русскими и другими держали оборону Брестской крепости даже тогда, когда Украина и Белоруссия пали, несколько миллионов советских солдат сдалось в плен, и немецкая армия приближалась к Москве и Ленинграду. Немцы не смогли взять эту крепость и обошли ее, оставив несколько дивизий добивать ее. Сталин решил стереть героическую историю этого народа, ибо эта история вдохновляла не только потомков тех, кто сражался, но и потомков тех, за кого сражались. То есть она питала и ингушей, и русскую нацию в целом. Украсть или сокрыть историю ингушей – это значит украсть историю русской армии, ибо ингуши были воинами русской армии и все свои подвиги совершали во имя России и славы русской армии. Героические награды ингушей можно было бы увесить на георгиевской ленте, вытянутой от Назрани до Москвы.

Русь с самых древних времен должна была быть оплотом борьбы за свободу, ибо древние русские князья не считали себя даже рабами Бога, не понимая этого понятия других религий. Коммунисты использовали программу порабощения народов путем уничтожения национальных элит и установления над обезличенными массами партийных правительств. Фашисты имели программу порабощения путем разделения человечества на расу господ и расу рабов. Поработители, коммунисты и фашисты, схватились, и коммунисты вынуждены были обратиться к духу русской нации. Коммунисты порабощали народы на их собственных землях, а фашисты угоняли в рабство, лишали родной земли. Коммунисты, чтобы удержать власть после эпохи террора, установили некое гуманизированное, упорядоченное и относительно социально-комфортное рабство, которое бывает и таким, согласно русскому философу Федорову. Свобода мышления, свобода слова, свобода передвижения, право на собственность, которые необходимы для личной свободы, – все это было запрещено коммунистами. И что же это тогда, если не вид или одна из форм рабства?

Фактов личного героизма на фронте было много, особенно ингушей и чеченцев, но Сталина устраивал более героизм обезличенных масс, чем личностей. Героическая личность близка к идее сверхчеловека, а этот сверхчеловек был противовесом в идеологии фашизма обезличенной массе в руках коммунистов. Может ли народ проявлять героизм, если история его духа насчитывает только тысячу лет? Ингушская сокровенная мудрость, названная мною метософией, отвечает – не может. Души от эпохи царей (аьли), души от эпохи вождей (ерда) и души от эпохи героев (турпал нах, кiанти) создали разные программы, которые уложены в память бессознательного. Богатыри русского фольклора – символ эпохи героев, а князья – символ эпохи царей, тогда как кудесники – символ эпохи вождей. Русский дух прошел эволюцию через все три периода и отразил этот опыт в фольклоре. Без наследственности в памяти бессознательного опыта героизма души от эпохи героев сознание никогда не проявит героизма. Кащей русской мифологии, Иркал шумерской мифологии и шумерское чудище леса Хум-Баба и русская Баба-Яга – лесная старуха, шумерский герой Гильгамеш и русский Ваня, шумерская богиня Инана и русская Марья (позже Василиса) происходят из ингушской философии и по сюжету, и по именам. iир кiал – остался внизу, название царства мертвых, места без возврата. Каш – могила, каши – худой, костлявый, подобный мумии из могилы. Хьу – лес, хьум – лесное. Баб – мать дедов и бабушек, а дад – отец дедов и бабушек. Баб яг – гори баба, баб яга – сгорев баба. Чучело Бабы Яги сжигали во время проводов зимы. Ван – умерший, и Ваня как смертный противостоит Кащею бессмертному. Гил \гел – обруч (например: цец гел – обруч сита). Гамеш\ гамаж – буйвол. Гил гамеш – буйвол обруча, то есть, круга Зодиака. 1и нан – мать оставаться. iэл – останься и царство мертвых. iир – остался и утро. iэл-да – отец, владыка эла(царства мертвых). Мар-я прийти в объятия (вспомним крепкие объятия сторон цветка Иван-да-Марья в русском фольклоре). Цветок, дающий бессмертие, добывал и Гильгамеш. Разум, достигший ясного самосознания, подобен цветку, который, однажды зацветши, никогда не увядает. Это есть «ру-с» в смысле руль-душа-свет (ру – руль, с – свет, душа). Она управляет своими процессами перевоплощения и сама освещает себя и свой путь себе, как солнце. Шумерская и русская мифологии получили начало из ингушской философии и примерно в одно время. Иркал и Кащей – одна пара. Хум-Баба и Баба-Яга – вторая пара. Гильгамеш и Ваня – третья пара. Инана и Марья – четвертая пара. При этом шумеры и русские получили сакральную мифологию не через друг друга, а независимо друг от друга из ингушской метософии. Это косвенно доказывает, что русские с названием «ру-с» (руль-душа-свет) должны были быть как минимум ровесниками шумеров. Это понятие «ру-с» есть цель философии и посвящения в мистерии. Значит, образы Кащей, Ваня, Баба-Яга, Марья были частью учения, направлявшего душу человека к этой цели и понятью «ру-с». Русский дух был низведен с космоса через ингушские мистерии. Ингушские мистерии давали посвящение в шестой и седьмой элементы (сознание разума и глас разума) и вели к завершению личности, суть которого состояла в том, чтобы личное Со (Я) души стало своим рулем и светом, а безличное Аз (Я) духа направило бы его воплощение, согласно созданному им рулю (магнетизм, тяготение, симпатии, карма, заслуги и провинности и др.). За победой над фашизмом стоит неохватная древняя история героического русского духа. От этого духа отпало много древних народов, как сегодня это видно и на примере славянских народов. Я думаю, что Русь, Шамбала, Сикима, Гiалгiай-че (ущелье галгаев) и др. – это разные названия сакрального центра, который переносился по планете и получал разные имена. Хум-Баба шумеров, Баба-Яга русских, Жер-Баб и Форд-Баба ингушей – разные названия праматерика, праогня, пралеса, праокеана (форд – море, океан; хьум - лесное; яга – горение; жер – вдовство, символ наступившего бесплодия материка). Этот материк погиб и стал каш (могилой) для всего, что на нем было. На этом материке человек стал существом яйцеродным и смертным (ср. яйцо Кащея Бессмертного, в котором причина его жизни и смерти). И там были установлены мистерии, чтобы душа достигла состояния руля-души-света (ру-с) и смогла направить свои перевоплощения к достижению бессмертия. Таким образом, праматерик в образе «баб» и «Баба-Яга» и понятие «ру-сь» были связаны в философии мистерий. Русские снежные бабы (снеговики), скифские каменные бабы, каменные головы первого цивилизованного народа Америки ольмеков – все это символы баб-материка, и земли-головы в Арктике, к которой этот баб-материк примыкал. Башлоам-корт – растай гора-голова, название Казбека у ингушей. Лоа – снег, а лоам – гора. Земля-голова стала горой снега, и ингуши просили ее растаять, обращая свои ритуалы к ней с вершины Казбека. Ольмеки делали каменные головы и зарывали их в землю, обращая эту магию к земле-голове планеты. Они глазам придавали форму кошачьих глаз. Глаз кошки одинаково видит и днем, и ночью, для него сутки как бы равны дню. На земле-голове планеты когда-то год был равен дню, солнце светило весь год. Потом стал равен дню (полгода свет) и ночи (полгода тьма). Ритуалы русских (снежные бабы), скифов (каменные бабы), ольмеков (каменные головы), ингушей (Баш-лоамкорт) были обращены к полярной земле. На земле и на всех материках не было древних цивилизаций, с которыми не имелись бы связи культуры древних русских. Русские – это одно из древних названий для целого круга народов и племен древней солнечной культуры. Шумеры исчезли примерно семь тысяч лет назад, а русские с ними одновременно должны были получить мифологию из ингушской философии. Эти косвенные данные доказывают, что русские, их язык и дух уже существовали семь тысяч лет назад. Таким образом, русской нации и России, помимо пространства и ресурсов, есть за что сражаться, что защищать и ради чего одерживать победы. Русский дух был частью планетарной истории цивилизации.

Внимайте, души и умы!
Глядите, все глаза планеты!
Не сокрушат Русь орды тьмы,
Пока добра сильны заветы!
Мы – духа глубь и широта.
Мы – духа суть и высота.
Кто корень вырвет наш такой?
Основу духа кто подточит?
Напрасно нож разбойник точит,
Напрасно гибель нам пророчит,
Безумец с темною душой!
Поднимем память мы веков.
Дела отцов нам честь и знамя,
Душа как свет, а дух как пламя,
А сердце – небо для сынов!
И Русь была такой от века,
Страной героя-человека!

Беслан Кокархоев
Гранд-доктор философии МУФО (Международный Университет фундаментального обучения) специально по заказу коммуникационного агентства «ПАРТНЕР ПЛЮС»

ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Память

Герои Великой Отечественной войны
Муфтий Равиль Гайнутдин
Эти воины показали и проявили себя как глубоко верующие люди, истинные мусульмане. Согласно учению ислама, защитник Родины, погибший или раненый на поле боя, удостоен будет милости Творца. Ислам учит тому, что защита Отечества есть часть веры. Защищать Родину – святая обязанность каждого мусульманина. Во все времена мужество и честь, стойкость и верность долгу особо ценились как в военное, так и в мирное время.

...Религиозные деятели традиционных конфессий – тоже воины, духовные солдаты границы Отечества, и мы стараемся не пропустить чуждой интервенции, оградить умы и сердца нашей молодежи от тлетворного влияния. Я убежден, мы должны знать, изучать опыт предков, служивших верой и правдой России, которой они единожды присягнули, знать, как они жили, к чему стремились, понимать, что честь мусульманина они хранили больше жизни.

Мы чтим память героев Отечества и молим Всевышнего одарить их души своей милостью и милосердием.
Арсамаков Саадула
Родился в 1922 году в селении Базоркино Пригородного района. Участвовал в операции Майкоп-Сухуми в составе 35-го отдельного минометного батальона, вошедшего впоследствии в состав 20-й горно-стрелковой дивизии Закавказского фронта, воевал под Новороссийском, был тяжело ранен в голову. В 1943 году родители Саадулы получили похоронку: их сын героически погиб.

Пулю из головы Саадулы Баадуловича удалили в феврале 1944 года. А через десять дней после выписки из госпиталя, его, вместе со всем народом, отправили в депортацию. Вернулся на родину в 1960 году. В доме, который строил еще его прадед, обосновалась осетинская семья. Он построил новый дом поблизости от родового имения. В 1992 году Саадула снова теряет все, с таким трудом по крупицам собранное. Ему было почти 90, когда он умер в металлическом вагончике, служившем его семье домом почти 15 лет. В вагончике летом стояло раскаленное пекло, а зимой пронизывающий холод. Он жил там на глазах у руководства Осетии, на глазах у полномочного представителя в Южном Федеральном округе. В год 60-летия Победы в Великой Отечественной войне, имея приглашение от Президента России для участия в торжествах на Красной площади, не смог преодолеть КПМ – 105 (Черменский пост). На адрес разрушенного дома Саадулы в Пригородном районе продолжали приходить поздравительные письма от В.В. Путина даже после смерти ветерана. Величие и правда Саадуллы состояли в том, что никто, при всем старании, не смог отнять у него его непоколебимую веру в справедливое разрешение проблемы Пригородного района.
Ахриев Рашид-бек
Cын выдающегося ингушского просветителя, политического и общественного деятеля Чаха Ахриева – первый летчик из народов Северного Кавказа, (капитан царской армии, перешедший на сторону советской власти) летал в Средней Азии в 1924 – 1925 годах. Затем перевелся в Харьков. Добровольно пошел на фронт. Летал на самолете «Ли-2». Погиб в 1941 году.
Беков Гапурбек
Родился в селении Шолхи Пригородного района, в семье Наиба Бекова, погибшего в гражданскую войну в боях за Владикавказ. Со школьной скамьи мечтал о военной службе и по окончании стал курсантом военного училища связи. В августе 1941 года в составе 288-й стрелковой дивизии он командиром 9-й роты попал на Северо-Западный фронт. Затем был переведен адъютантом в 3-й стрелковый батальон, участвовал в форсировании реки Волхов и обороне ряда населенных пунктов.

Вспоминает командир санитарного взвода лейтенант Надежда Евдокимова-Снетова: «В боях за деревню Некшино комбата Григорьева ранили. Командиром назначили Бекова. Когда бойцы подразделения ворвались в деревню Гладь, то увидели, что немцы всех жителей загнали в часовню, облитую бензином. Но ворвавшиеся в деревню бойцы нашей дивизии спасли жителей от смерти». Во время боев на линии обороны Москвы и Ленинграда батальон под командованием Бекова в жестокой схватке уничтожил весь состав охраны полустанка и занял перекресток. В этом бою он был тяжело ранен и отправлен в госпиталь.

После госпиталя был Сталинградский фронт в составе 62-й армии генерала Чуйкова.

За проявленные героизм и мужество двадцатилетний комбат Беков был предстален к званию Героя Советского Союза. Демобилизовавшись, он предпочел разделить участь своего депортированного народа и уехал в Казахстан. После возвращения из депортации работал в управлении Лесного хозяйства республики. Затем работал военруком в интернате в селении Джейрах.
Додов Ахмет
Родился в 1914 году в селе Пседах Малгобекского района Ингушетии. В 1940 году добровольно ушел на службу в Красную Армию. До начала Великой Отечественной служил на Северном флоте в Мурманске. В начале войны был переведен в сухопутные войска Первого Прибалтийского фронта, где и находился до ноября 1943 года. Последнее сообщение с фронта о нем было в письме, написанном его командиром на топографической карте в октябре 1943 года. В нем значилось, что «гвардии сержант Додов Ахмет, командир орудийного расчета, в ходе боев за город Невель попал в окружение, но, спустя неделю, с боями вышел из него, показав себя отличным командиром. При этом он получил тяжелые ранения и находится на излечении в госпитале». Начальник штаба 437-го гвардейского стрелкового полка сообщал, что «пишет это письмо, сидя у койки раненого Ахмета».

В Центральном архиве МО РФ в Подольске родственники обнаружили справку, из которой явствует, что «гвардии сержант Додов Ахмет за бои 18 сентября 1943 года был награжден медалью «За боевые заслуги». А приказом N0131 от 13 ноября 1943 года – орденом Отечественной войны II степени». В той же справке указано, что «сведений о вручении наград нет». А также, что «Додов Ахмет Бугиевич погиб 9 ноября 1943 года и похоронен в семистах метрах южнее деревни Харино Невельского района Калининской (ныне Псковской) области». Огонь войны стер эту деревню с лица земли. Но осталась память и наша обязанность помнить о своих родных, ценой жизни отстоявших тогда наше сегодня.
Зязиков Багаудин
Родился в 1914 году в селе Пседах Малгобекского района Ингушетии. В 1940 году добровольно ушел на службу в Красную Армию. До начала Великой Отечественной служил на Северном флоте в Мурманске. В начале войны был переведен в сухопутные войска Первого Прибалтийского фронта, где и находился до ноября 1943 года. Последнее сообщение с фронта о нем было в письме, написанном его командиром на топографической карте в октябре 1943 года. В нем значилось, что «гвардии сержант Додов Ахмет, командир орудийного расчета, в ходе боев за город Невель попал в окружение, но, спустя неделю, с боями вышел из него, показав себя отличным командиром. При этом он получил тяжелые ранения и находится на излечении в госпитале». Начальник штаба 437-го гвардейского стрелкового полка сообщал, что «пишет это письмо, сидя у койки раненого Ахмета».

В Центральном архиве МО РФ в Подольске родственники обнаружили справку, из которой явствует, что «гвардии сержант Додов Ахмет за бои 18 сентября 1943 года был награжден медалью «За боевые заслуги». А приказом N0131 от 13 ноября 1943 года – орденом Отечественной войны II степени». В той же справке указано, что «сведений о вручении наград нет». А также, что «Додов Ахмет Бугиевич погиб 9 ноября 1943 года и похоронен в семистах метрах южнее деревни Харино Невельского района Калининской (ныне Псковской) области». Огонь войны стер эту деревню с лица земли. Но осталась память и наша обязанность помнить о своих родных, ценой жизни отстоявших тогда наше сегодня.
Картоев Джабраил
Одна из центральных улиц в Назрани носит имя Джабраила Дабиевича Картоева. Его судьба полна невероятно крутых перемен, взлетов и трагических падений. Родился в 1907 году в селе Барсуки Назрановского района. В 1923 году закончил пять классов сельской школы в Назрани и поступил в среднюю школу во Владикавказе, стал комсомольцем.

В мае 1928 года юноша получает высокое назначение – он становится начальником УГРО Веденского округа Чеченской автономной области. Осенью 1929 года он ушел служить в Красную Армию. Он успешно совмещает службу в армии и в уголовном розыске. В марте 1933 года его переводят в ст. Лазоревскую Азово-Черноморского края и назначают начальником оперативного отдела (Уголовного розыска) РКМ Шапсугии.

По окончании службы Джабраил получает мирное назначение и становится хозяйственником – зам. начальника военно-химического комбината N101 в г. Каменске Азово-Черноморского края.

В январе 1935 года он руководит пивоваренным заводом в Грозном, параллельно обучаясь в Ленинградском институте повышения квалификации и переподготовки руководящих и инженерно-технических работников легкой промышленности. Заканчивает его с отличием. В его предвоенной трудовой биографии есть и такая строка: «директор Чечено-Ингушского химического завода». Казалось бы, биография Джабраила сложилась – он мог бы и дальше шагать по стезе крепкого хозяйственника. Но парень круто меняет жизнь. Его влечет военное дело. Так в апреле 1941 года он отправляется в военную школу, где готовили офицеров запаса. А через два месяца сюда приходит известие о начале Великой Отечественной войны.

В августе 1941 года молодой офицер Джабраил Картоев командирован на передовую начальником штаба полка по разведке114-й Чечено-Ингушской кавдивизии. С марта 1942 года он – военный комиссар штаба 115-й Кабардино-Балкарской кавдивизии (Сталинградский фронт), а спустя полгода – помощник начальника штаба полка по разведке, начальник штаба 561-го стрелкового полка 91-й стрелковой дивизии. В августе 43-го года пришло аналогичное назначение в штаб 346-й Дебальцевской стрелковой дивизии (4-й Украинский фронт). Где бы ни служил Джабраил, он всегда оказывался в гуще событий. Разведчики Картоева собрали ценнейшие сведения, благодаря чему битва за город Ворошилов (Украина) и близлежащие стратегические пункты, в том числе за крупный транспортный узел – станцию Дебальцево, прошли с перевесом сил красноармейцев. Картоева представили к награждению орденом Отечественной войны Второй степени.

В том же 1943 году советские войска двинулись в район Сиваша. Немцы крепко держали оборону, стараясь удержать господство именно здесь и закрепиться в Крыму. Разведчики капитана Картоева участвовали в переправе через Сиваш. Задача стояла – любой ценой преодолеть по воде 6 км и перейти в контрнаступление на суше. Под его командованием был отряд из 87 человек. Их прикрывала армейская артиллерия. Из воспоминаний об этой операции самого Джабраила Дабиевича: «1 ноября 1943 года, примерно в 12 часов, при поддержке армейской артиллерии разведчики начали форсирование Сиваша. Термометр показывал минус 12 градусов. Глубина воды местами достигала 5 метров. Предстояло выполнить трудную задачу. Противник, обнаружив нас, бросил штурмовую авиацию. Но отважные разведчики, форсировав Сиваш, устремились вглубь Крыма. Мы овладели несколькими населенными пунктами и захватили в плен 280 вражеских солдат и офицеров». Разведчики ворвались в траншеи гитлеровцев, воспользовались фактором внезапности, и заняли три населенных пункта. Захватили штаб врага с тремя офицерами, в том числе начальника оперативного отдела штаба 336-й гитлеровской пехотной дивизии.

Вклад разведроты Картоева в освобождение Крыма был велик. За блестяще проведенную операцию по форсированию озера Сиваш у Перекопского перешейка Джабраил Картоев был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако командующий 4-м Украинским фронтом генерал Ф.И. Толбухин уже был знаком с приказом о том, чтобы подобных званий ингуши не имели. Он и заменил высшую награду на орден Отечественной войны I степени.

Летом 1944 года Д. Картоев после возвращения из госпиталя получает новое назначение. Он возглавляет разведотдел штаба 13-го Гвардейского Кенигсбергского стрелкового корпуса (1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты). Красноармейцы теснят гитлеровцев к границам СССР по всем фронтам. Вслед за освобождением правобережной Украины, разгромом противника в Крыму, началось наступление на Карельском перешейке, вытеснение противника из Белоруссии (операция «Багратион»). Успешно завершилась Львовско-Сандомирская операция Красной Армии. Украину освободили от фашистов, советские войска продвинулись на основную часть территории Юго-Восточной Польши и вышли к границам Чехословакии.

Победный 1945-й год Джабраил Картоев встретил в действующей армии. В апреле Джабраил участвовал в штурме Кенигсберга и освобождении Земландского полуострова. Несмотря на то, что гитлеровцы сильно укрепили город, сосредоточили в обороне 130 тысяч солдат и офицеров, он был взят за четыре дня. За мужество и храбрость командование наградило его вторым орденом боевого Красного Знамени и медалью «За взятие Кенигсберга».

Д. Картоев прошел всю войну. Когда большинство его соотечественников снимали с фронта, он, в числе немногих, избежал отправки в депортацию. Хотя никакого чуда в этом нет: он был ценнейшим разведчиком, поэтому его командиры пошли на большой риск и закрыли глаза на графу национальность. Так ингуш Джабраил Картоев в звании гвардии подполковника закончил войну и через год был демобилизован. Однако отправился не на свою малую родину, а поехал в Киргизию, место депортации его родных. В место депортации своего народа привез с собой целый вагон вещей (абсолютно по-ингушски), необходимых для нормальной жизни, чем поднял настроение многим и вселил определенный оптимизм. В 1946 году он возглавил ликеро-водочный завод в г. Фрунзе. И снова о талантливом директоре-фронтовике заговорили. Газеты тех лет писали, что он вывел производство «в ряды передовых предприятий столицы братской Киргизии». Попутно он продолжал учиться. Поступил в Алма-Атинский филиал Всесоюзного заочного института пищевой промышленности. Получил специальность инженера-экономиста. Путь домой, как и всех ингушей-фронтовиков, у него оказался долгим. Те, кто близко общался с ним, вспоминают, что он был человеком широким, щедрым и неравнодушным. Он помогал сосланным, многих буквально спас от голодной смерти. Опекал друзей из числа творческой интеллигенции. Например, известного поэта Джемалдина Яндиева оформил экспедитором, поставил на довольствие, что помогло семье выжить. Деятель культуры Борис Хамхоев вспоминал, как Джабраил вывез и обустроил в городе Фрунзе, в том числе на своем предприятии, более девяноста ингушей. В 1946 году семья Картоевых воссоединяется. Из Казахстана к нему приезжает жена Тамара Кагермановна (Дудаева) и сыновья Руслан и Тимур.

До 1962 года глава семейства возглавлял фрунзенский завод. В эти годы Джабраил находит себя и в изобретательстве. В 1954 году Министерством продовольственных товаров СССР ему было вручено авторское свидетельство на изобретенный им «Способ измерения объема жидкости и мерник для его осуществления». Ноу-хау Картоева пользовались на всех производствах СССР. За свою плодотворную трудовую деятельность Джабраил Дабиевич был награжден двумя почетными грамотами Президиума Верховного Совета Киргизской ССР. В начале 60-х годов он становится пенсионером и приезжает на родину. Но заслуженный отдых дома и без хозяйственных забот – это не его удел. В марте 1966 года его назначают директором Червленского винзавода. Семь лет он остается тут в кресле первого лица. В 1969 году он после более 40 лет работы на различных должностях завершит трудовую деятельность.

У него была богатейшая библиотека с фолиантами редких изданий (увы, вся пропала во время бомбежек чеченской кампании 90-х). Связь с интеллигенцией родного края он поддерживал всегда. Поддерживал действия земляков в защиту прав ингушей, например, оплачивая их выезды в Москву с достойным проживанием.
Джабраил Картоев не ограничивался только спонсорством. Это был подлинный представитель ингушского народа, который не мог смотреть на то, как теперь уже советская власть обрекает нацию на унизительное существование без родины и достатка. Поэтому, когда в 1972 году родилась идея подготовить письмо в ЦК КПСС, где прямо и открыто заявить о геноциде (а другой формулировки и быть не могло!) ингушей, он оказался в числе самых активных ее исполнителей. Он поставил подпись под знаменитым письмом «О судьбе ингушского народа». И в декабре 1972 года был в группе представителей, которые отвезли документ в Центральный Комитет КПСС. В январе 1973 года в г. Грозном начался митинг, на котором ингуши говорили о необходимости восстановления прав ингушского народа. И всех, выезжавших в Москву с письмом, обвинили в его организации.

О судьбе авторов письма написано много. Но Д. Картоев был единственным, кто получил реальный срок. 30 сентября 1973 г. он был арестован. В одном из своих трудов М. Картоев, ведущий специалист Государственной архивной службы РИ, старший научный сотрудник Ингушского НИИ гуманитарных наук, рассказывает, что на Джабраила давили психологически, в том числе, чтобы сбить волну его популярности, распускались самые нелепые слухи, больно ударявшие по его чести и достоинству.

Приговор был шокирующим – 13 лет как ярому антисоветчику. Он отсидел 7,5 лет. «Из мест заключения вернулся в 1981 г., будучи тяжело больным и сильно постаревшим человеком. Через полгода его не стало», – пишет М. Картоев.

Когда он умер, на его похороны пришли только немногие. Такие были времена…

Много позже указом Президента РИ М.М. Зязикова Джабраил Дабиевич награжден высшим орденом Республики Ингушетия «За заслуги» (посмертно). Генрих Лаубе однажды очень метко заметил: «Пророкам ставят памятники из тех же камней, которыми их забрасывали». В Ингушетии нашлись люди, сумевшие переломить сопротивление коммунистических мастодонтов и начать кампанию по увековечиванию памяти Джабраила Картоева. Важно другое – защитить его идеи по восстановлению справедливости в отношении родного народа. И, дай Бог, чтобы нашлись единомышленники, которые воспримут это, как дело чести! Уверена, что именно об этом в последние годы жизни мечтал Джабраил Дабиевич Картоев – человек с большой душой и великим сердцем. Гражданин великого примера.
Мальсагов Адиль-Гирей
Сын ученых Заурбека и Тамары Мальсаговых, будучи студентом университета, ушел на фронт добровольцем в первые дни войны. Тамара Мальсагова получила его последнее письмо и похоронку в один день. В письме Адиль-Гирей писал, что войска готовятся к битве за Курск. В похоронке командир полка сообщил, что «27 августа 1943 года в Курской области погиб командир танкового экипажа старший сержант Адиль-Гирей Мальсагов». Там же сообщалось, что за мужество и отвагу, проявленные в боях с фашистскими захватчиками на Курской дуге, Адиль-Гирей Мальсагов представлен к высшей награде Героя Советского Союза (посмертно). Через полгода, отправляясь в ссылку, мать героя взяла с собой самое дорогое – узелок с треугольниками – письмами сына с фронта. Поскользнувшись на сходнях при посадке в вагон, она выронила узелок. Стоявший в оцеплении солдат отшвырнул его дальше, под вагон. «Я думала, что потеряла не только сына, но и эту ниточку, письма, связывающие меня с Адиль-Гиреем. Но другой солдат, наблюдавший эту сцену, закинул мне узелок с письмами с другой стороны вагона в окошечко»,- рассказывала Тамара Тонтовна своим студентам.
Оздоев Мурат
Родился в 1922 году в г. Назрани. Перед войной окончил Грозненский аэроклуб, а затем и Армавирскую авиашколу. В армию ушел по призыву ЦК ВЛКСМ. 20-летним командиром звена летчиков-истребителей 431-го авиаполка он сделал 248 боевых вылетов и сбил 8 вражеских самолетов. Принимал участие в боевых операциях на Брянском и Втором Прибалтийском фронтах. О его мужестве можно судить по строкам из книги Г.А. Чечельницкого «Летчики на войне»: «Такая пара, как летчик Алексей Суравешкин и молодой летчик Мурат Оздоев, стоит четырех. Для них вертикальный маневр – родная стихия». Из записей в летном журнале: «На различных типах самолетов Мурат Оздоев провел 157 часов 53 минуты. Из них 53 часа 33 минуты – в боевых схватках». Воевал мужественно до рокового дня 25 января 1944 года. В тот день в районе железнодорожной станции Маево, близ города Новосольники Псковской области истребитель Мурата Оздоева подвергся зенитному обстрелу и загорелся в воздухе. Летчик катапультировался, но при приземлении попал в самое логово фашистов. Его отправили в лагерь для военнопленных, а родным пришло извещение о его геройской смерти. В 1945-м наши войска освободили Польшу. В числе освобожденных из лагерей военнопленных был и Мурат Оздоев. Летчик вернулся в свой полк и продолжал служить, командуя звеном.

Вернулся с фронта в звании младшего лейтенанта и с орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени и Красной Звезды. За героизм, проявленный в боях, был представлен к званию Героя Советского Союза. Но, по известным причинам, награду свою герой получил лишь спустя полвека, в 1995 году.
Султыгов Ахмет
Родился в 1917 году. С первых дней войны ушел добровольцем на фронт. Воевал на Калининском фронте. Был неоднократно ранен. В 1944 году командование 2-го Украинского фронта поставило задачу перед группой бойцов во главе с гвардии капитаном А. Султыговым во что бы то ни стало взорвать участок железной дороги в районе города Яссы, по которой фашисты днем и ночью переправляли свои войска и технику. Ахмед взял с собой на задание только тех добровольцев, у которых не было детей. Задание было выполнено. Ахмед Султыгов был награжден орденом Ленина. За мужество и храбрость в период Великой Отечественной войны Ахмед Османович Султыгов был награжден орденом Отечественной войны I ст., медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и многими другими наградами.
Торшхоев Саюп
Родился в 1921 году в селении Долаково. В августе 1942 года добровольцем ушел на фронт. Участвовал в боях за Терек, защищал подступы к городу Грозный. В составе 2-й гвардейской стрелковой дивизии 11-го гвардейского стрелкового корпуса освобождал Кубань. 7 августа 1943 года наши войска атаковали хорошо укрепленную фашистскими захватчиками высоту в районе станицы Крымской. 8 августа рядовой Торшхоев первым ворвался во вражескую траншею, атаковал немецкий штаб батальона, подбил один танк из противотанкового ружья, захватил радиостанцию и немецкие штабные документы, в том числе, карту с нанесенной схемой немецкой обороны на Таманском полуострове. В этом бою он был ранен. За совершенный подвиг награжден орденом Красного Знамени. Позже участвовал в боях за Керчь и Симферополь.

Особенно отличился сержант Саюп Торшхоев при освобождении Севастополя. Он уничтожил фашистский дзот, прикрывавший подступы к сопке, участвовал в штурме Сапун-горы. Был ранен, но не покинул поле боя и в числе первых советских воинов ворвался в Севастополь. Был представлен к ордену Славы III ст. После выписки из госпиталя участвовал в освобождении Белоруссии. За участие в освобождении Литвы был награжден орденом Отечественной войны II ст.
Тутаева Асият
Родилась в Насыр-Корте в 1905 г. Майор медицинской службы, военврач 2-го ранга. Окончила в 1929 г. медицинский факультет Северо-Кавказского университета, затем аспирантуру Ленинградского института экспериментальной медицины, кандидат медицинских наук. 25 июня 1941 г. ассистент кафедры микробиологии 1-го Ленинградского медицинского института А.И. Тутаева ушла добровольцем на фронт. На ее счету – сотни спасенных жизней солдат и офицеров. 24 октября 1944 г. машина санитарно-эпидемиологической лаборатории, в которой находилась начальник эвакогоспиталя N1107/70 майор А. Тутаева, попала в засаду. Она и ее коллеги – капитан Буланенко и медсестра Соловьева, были схвачены ОУНовцами. 29 октября 1944 г. после жестоких пыток майор Тутаева была повешена фашистами (с. Колодино Вишневецкого района Тернопольской области). Мемориальная доска – Ленинградский медицинский институт. Имя А.И. Тутаевой носит медицинский колледж (г. Назрань, Ингушетия).
Цароев Абдулла
Родился в августе 1919 года в Назрани. Еще в 1939 году он уходит со второго курса Московского театрального института и поступает в Калиновичское военное училище. И в первый же день войны рота под командованием Цароева, прикрывая отступление Красной Армии под Брестом, получает свое первое боевое крещение. В августе 1941 года подразделение под командованием Абдуллы разгромило комендатуру в г. Кличев, а также вывело из строя цех машиностроительного завода в Минске, где немцы наладили ремонт военной техники.

После ряда успешных операций партизаны под руководством Цароева вышли к реке Беседь и 10 сентября встретились с отрядом Д.Н. Медведева.

В объединенном отряде Абдуллу Цароева назначают начальником разведки. После войны Д.Н. Медведев описывает, в том числе, и подвиги Абдуллы в своей книге «Сильные духом». В ней Цароев выведен под именем Володя. Отважный разведчик совершил с товарищами множество вылазок в тыл врага, уничтожая склады и технику гитлеровцев, пуская их составы под откос, минируя мосты и дороги. При этом бойцы добывали и ценные сведения, и приводили пленных немецких офицеров. Есть сведения, что известный Пауль Зиберт был доставлен в расположение штаба отряда именно подразделением Абдуллы (Володи) Цароева.

Подвиги легендарного разведчика были отмечены орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалью «За оборону Москвы», медалью «Партизану Отечественной войны I степени» и другими наградами.
В апреле 2004 года школе-интернату «Горский кадетский корпус» в Ингушетии Указом Президента республики М. Зязикова было присвоено имя Абдуллы Дудиевича Цароева.
Чахкиев Хасан
Родился в 1914 году в Насыр-Корте. Призван на действительную службу в ряды Красной Армии в 1938 году. Участвовал в Финской войне и с первых дней – в Великой Отечественной в должности командира отделения разведки.

В 1943 году под Ленинградом группа разведчиков под командованием младшего лейтенанта коммуниста Х. Чахкиева была окружена фашистами. В неравном бою погибли все товарищи Хасана. Гитлеровцы (а их было 12) предложили Хасану сдаться в плен. Ответом была связка гранат, которой Хасан подорвал себя и окруживших его фашистов.

Список ингушей – защитников Брестской крепости

Азиев Магомед
Акиев Хаджи-Бекар Алиевич
Арсаноев Магомед Асламбекович
Акиев Курейш Усманович
Акиев Махмуд
Алероев Салман Тимаевич
Астемиров Магомет
Бакаев Хаджи-Бекар Хаджи-Алиевич
Барханоев Уматгирей Артаганович
Балаев Хусейн Балатович
Бахмурзаев Хамзат Ютиевич
Балаев Нагай
Булгучев Ази Машкоевич
Булгучев Башир Саодович
Вельхиев Раис
Газиков Умар
Галаев Магомед
Дзарахов Магомед
Дзарахов Закре
Дзарахов Магомет-Гирей
Джанхотов Магомет
Досхоев Магомет–Гирей
Евлоев Султан Бунахоевич
Евлоев Мухажир Хадисович
Цороев Идрис
Цицкиев Осман
Имагожев Халид
Латыров Алаудин Хамзатович
Мурзабеков Юсуп Абдурохманович
Мерешков Хусен Салангереевич
Мальсагов Махмуд
Матиев Магомет-Гирей
Медов Ш.М.
Мерешков Хусен Салангиреевич
Мурзабеков Юсуп Абдурахманович
Плиев Сафарбек Лорсаевич
Сагов Иса Юсиевич
Сагов Хасан
Точиев Курейш
Тутаев Абдурохман
Устарханов Али
Умаров Тапа
Хачароев Ширвани
Хашакиев Абдурахман Солсабекович
Хулахаев Осман

Защитники Сталинграда

Абадиев Японц Арсакиевич
Ахриев Рашид –Бек Чахович
Албаков Абдул-Мажит Илезович
Албаков Ибрагим Атабиевич
Албаков Идрис Ковдиевич
Албогачиев Султан Зубейрович
Албогачиев Магомед Хасанович
Албогачиев Магомед Ахметович
Арчаков Бронк Бексултанович
Албаков Ибрагим Атсбиевич
Албаков Абдул-Мажит Илезович
Алиев Гази-Магомед Мутиевич
Арчаков Бронк Бексултанович
Аушев Мусса Эльбердович
Аушев Магомед Ковдиевич
Балаев Хаджибикар Хаджалиевич
Балкоев Умар Сельмурзиевич
Баркинхоев Ахмед Эсмурзиевич
Бештоев Мухарбек Ахмедович
Бузуртанов Магомед Абукарович
Беков Султан Исакович
Беков Магомед Иналович
Беков Гапурбек Наипович
Базгиев Уматгирий Сосламбекович
Висаитов Мовлид Османович
Гамурзиев Бембулат Гушакович
Гадаборшев Магомед Османович
Галаев Гарах Уланович
Гагиев Бембулат Борисович
Галаев Юсуп Магомедович
Гамботов Магомед Зугиевич
Горданов Тархан Илезович
Горданов Абузар Хадисович
Дагуев Борис Прокофьевич
Даурбеков Мухтар Пейзулхаджиевич
Джантимиров Султан Бахтиевич
Дзауров Ахмед Гайриевич
Дзауров Хасан Хадашкиевич
Дудургов Ахмет Магомет-Гиреевич
Дикажев Дауд Ковдиевич
Евлоев Газмагомед Сосиевич
Евлоев Сараждин Ахметович
Измаилов Хусен
Измайлов Ахмед Хакяшевич
Имагожев Алаудин Албастович
Измайлов Туган Мажитович
Кациев Хаваж Исаевич
Келигов Хасан Исаевич
Кодзоев М-Гирей Маиевич
Килоев Али Саитович
Костоев Якуб Яхьяевич
Кодзоев Магомед Тоевич
Кодзоев Мажит Муссиевич
Картоев Зелимхан Заурбекович
Костоев Т.У.
Костоев Ширвани Устарханович
Костоев Якуб Яхьяевич
Льянов Мухтар Эскерхаевич
Мерешков Магомед-Гирей Асланбекович
Мохлоев Бисултан Гоймурзиевич
Мошхоев Али Саадулаевич
Машхоев Косум Саитович
Мальсагов Хаваж-Багаудин Абукарович
Мальсагов Мажит Гудиевич
Мальсагов Гапур Ахмедович
Мальсагов Курейш Джамалдинович
Мальсагов Сулеман Бейботович
Мальсагов Усман Джамурзиевич
Мальсагов Аслан Шахмарзиевич
Могушков Магомед-Гази Магомедович
Мархиев Хаджибикар Хаджимуратович
Мержоев Магомед-Гирей Хасанбекович
Мержоев Абдурахман Османович
Мержоев Хусен Дзейтович
Мержоев Ахмед Хаджибикарович
Мальсагов Адиль-Гирей Заурбекович
Могушков Магомед-Гази Магомедович
Мохлоев Бисултан Гоймурзиевич
Мургустов С.С.
Мурдиев Ахмед Мурдиевич
Нурадилов Ханпаша Нурадилович
Оздоев Ибрагим Ясаевич
Оздоев Ахмет Товсиевич
Оздоев Султан Нагиевич
Озиев Халит Магомедович
Плиев Хаджибикар Джаниевич
Полонкоев Мухтар Маиевич
Султыгов Хасан Эсмурзиевич
Тангиев Алихан Соланбекович
Тутаев Магомед Генардкиевич
Толдиев Исмаил Габертиевич
Ужахов Макшарип Казиевич
Хаштыров Дауд Абукарович
Хаштыров Магомед Измайлович
Хаштыров Хусен Хосботович
Цокиев Мухтар Мурцалович
Цечоев Мехти Мусиевич
Цуров Суламбек Туроевич
Шахмурзиев Туган Аслакиевич
Эгиев Исса (Борис) Дадаевич

Защитники Ленинграда

Арчаков Джабраил Саидович
Ахриев Рашид-Бек Чахович
Аушев Мусса Эльбердович
Албогачиев Хаматхан Мурцалович
Албаков Магомет Сосбиевич
Албаков Ахмед Изнаурович
Амерханов Исмаил Абасович
Амерханов Татархан Эльбердиевич
Алероев Нуради Цугиевич
Аушев Алаудин Мусостович
Албогачиев Сулейман Эльбердович
Бакаев Хаджибикар Хаджи-Алиевич
Боголов Мовли Эльбердиевич
Богатырев Абукар Хасанович
Бузуртанов Абукар Умиевич
Беков Абдурахман Юсупович
Беков Гапурбек Наибович
Горчханов Сусарко Османович
Гайтов Абдрохман Дугиевич
Гагиев Султанбек Сосланбекович
Гагиев Мемац Мусиевич
Горбаков Исраил Берсович
Горчханов Ахмет Дубихаджиевич
Гасаров Яков Эгиевич
Горбаков Мажит Тодоевич
Горбаков Мартазко Тодоевич
Гудантов Руслан Борисович
Дахкильгов Магомед-Султан Эльбердович
Джамурзиев Хамид Бунхоевич
Джамурзиев Шамсудин Бунхоевич
Джантимиров Джабраил Макузович
Дзауров Гамид Даурбекович
Дидигов Тагир Сатоевич
Дугиев Измаил Магомедович
Дзауров Магомед Гуреевич
Дзауров Гамид Даурбекович
Дзарахов Джабраил Джамботович
Досхоев Осман Хадисович
Дзортов Сайпудин Сайдарович
Дидигов Ильяс Сатоевич
Евлоев Сараждин Ахметович
Евлоев Гази-Магомет Саниевич
Евлоев Али Заурбекович
Зязиков Магомед Ахмедович
Зязиков Салман Артаганович
Зязиков Магомед-Гири Мусиевич
Инаркиев Дауд Малсагович
Имагожев Сулембек Детагович
Келигов Баматгирей Муниевич
Курскиев Хадрис Ибрагимович
Килоев Султан Саитович
Костоев Башир Бексултанович
Манкиева Елизавета Анатольевна
Манкиев Абукар Яниевич
Мальсагов Хасан Галиметович
Мальсагов Гелани Мударович
Мальсагов Руслан Увайсович
Мальсагов Абукар Шейхалович
Мальсагов Камбулат Хадисович
Матиев Хаджи-Мурад Магомедович
Матиев Осман Артоганович
Мерешков Султан Ютиевич
Мислауров Аюп Исмаилович
Нальгиев Тайсум Исиевич
Накастхоев Багаудин Бембулатович
(Некстроев Богдан)
Оздоев Висан-Гирей Эльмурзиевич
Оздоев Магомед Козлоевич
Осканов Данисолт Батарбекович
Оздоев Абукар Албакович
Парижев Ахмет Исламович
Плиев Хаджибекар Джанаевич
Сапралиев Магомед Заурович
Солтукиев Зайнди Чобанович
Тутаева Асият Идрисовна
Тумгоев Абдрохман Саадулович
Ужахов Кубяти
Халухаев Берснак Борзович
Хаматханов Хаджибикар Хаджимурадович
Цуров Суламбек Туроевич
Чахкиев Хасан Магомедович
Эльджаркиев Абдул-Разак Биланович
Яндиев Ражип Хасолтович

Защитники Москвы

Албогачиев Абдул-Саип Терсботхаджиевич
Албогачиев Исраил Терсботхаджиевич
Алиев Гази-Магомед Мутиевич
Атигов Муса Саламбекович
Бузуртанов Алихан Ильясович
Базгиев Магомед Халитович
Булгучев Хамзат Пошиевич
Гойгов Рустем Абдул-Хамидович
Гелисханов Магомед Заурбекович
Гелисханов Магомед Товмурзиевич
Зязиков Беслан Мухтарович
Имагожев Абдул Тепсаркиевич
Келигов Мухарбек Успиевич
Костоев Башир Бексултанович
Куразов Хамид Таталович
Куразов Гани Таталович
Льянов Артаган (Мадак) Асланбекович
Льянов Хажибикар Хамурзиевич
Мальсагов Гапур Ахметович
Мальсагов Магомед Хасоевич
Мальсагов Хусен Хадисович
Матиев Осман Артаганович
Осмиев Татари Овдарханович
Парижев Ахмед Исламович
Плиев Усман Уматгиреевич
Тангиев Алихан Сосланбекович
Точиев Асхаб Лорсович
Ужахова Ляля Батарбековна
Хаштыров Татархан Османович
Хаштыров Хусейн Хосботович
Шаухалов Ахмет Джамурзиевич
Яндиев Багаудин Заамович

Участники битвы на Курской дуге

Ажигов Усман Заамович
Альтемиров Каир Юсупович
Атигов Муса Сосланбекович
Альмурзиев Магомет Эльбузарович
Бузуртанов Магомед Абукарович
Батхиев Ахмет Берснакиевич
Беков Гапурбек Наибович
Беков Султан Мажитович
Бузуртанов Магомед Абукарович
Гагиев Идрис Хасанович
Гадаборшев Магомед Османович
Галаев Гарах Уланович
Галаев Юсуп Магомедович
Дидигов Макшарип Берснакиевич
Дзауров Хасултан Шабайханович
Евлоев Магомед Албастович
Килоев Али Саитович
Костоев Ширвани Устарханович
Картоев Хусейн Османович
Костоев Джабраил Магомедович
Льянов Мадак Асламбекович
Мальсагов Адиль–Гирей Заурбекович
Мальсагов Исропил Юсупович
Мальсагов Хаваж-Багаудин Абукарович
Оздоев Абукар Албакович
Оздоев Керим-Султан Темирсултанович
Плиев Саварбек Лорсаевич
Султыгов Дауд Джамалдинович
Султыгов Хасан Эсмурзиевич
Тангиев Алихан Сосланбекович
Умаров Идрис Ибрагимович
Ужахов Крым-Султан Хаджибекирович
Хаштыров Абдул-Хамид Абукарович
Цуров Суламбек Туроевич

Защитники Кавказа

Абадиев Японц Арсакиевич
Арцыгов Ахмед Астемирович
Ажигов Мурат Берсанович
Алиев Магомед Ковдиевич
Алиев Идрис Исхаджиевич
Албогачиева Тамара Измайловна
Арчаков Берс Бексултанович
Аушев Хасан Газотович
Аушев Хасултан Керимович
Балаев Хаджи-Мурад Гуриевич
Барахоев Мухтар Садулиевич
Баркинхоев Ахмед Эсмурзиевич
Балаев Х-Мурад Гуриевич
Балаев Гирихан Цеклоевич
Беков Султан Мажитович
Бештоев Закре Алиханович
Базгиев Мажит Сейтович
Базгиев Магомед Халитович
Баркинхоев Ахмед Эсмурзиевич
Боров Алаудин Албастович
Богатырев Абукар Хасанович
Булгучев Михаил Горнакиевич
Булгучев Хамзат Бексултанович
Ваделов Макшарип Тохович
Гагиев Идрис Эльбердович
Гайтукиев Алихан Идрисович
Гайтукиев Шамсудин Идрисович
Ганиев Магомед Чентилович
Гойгов Рустам Абдулгамидович
Горчханов Измаил Измаилович
Гудиев Тухан Идрисович
Дикажев Дауд Ковдиевич
Дидигов Макшарип Берснакиевич
Долаков Султан Увайсович
Дарсигов Ваха
Даурбеков Ахмед Асланбекович
Евлоев Хамид Хосботович
Евлоев Салман Джамурзиевич
Зязиков Багаудин Хусенович
Зариев Магомед Идигович
Измайлов Султан Шахбулатович
Имагожев Алаудин Албастович
Картоев Тура Даудович
Костоев Якуб Яхьяевич
Костоев Ахмет Эльбердиевич
Костоев Хамид Алхастович
Костоев Хаджибикар Хасанович
Костоев Умар Абдул-Азизович
Колоев Ибрагим Аббасович
Куртоев Муса Успаевич
Лепшаков Али Кароевич
Мальсагов Ахмед Гальмотович
Мальсагов Баги Гудиевич
Мальсагов Исропил Усманович
Мальсагов Казбек Дресович
Мальсагов Магомед Татарханович
Мальсагов Орцхо (Арико) Могамедович
Мальсагов Муса Илиевич
Мальсагов Салман Гудиевич
Мальсагов Туган Хаджимохович
Мальсагов Усман Джамурзиевич
Мальсагов Хусен Халитович
Маматиев Б.Э.
Маматиев Абдулбек Азерханович
Мархиев Магомед-Гирей Иглоевич
Машхоев Косум Саитович
Медов Шовхал Магомедович
Мальсагов Магомед Татарханович
Мержоев Хусен Саитович
Мержоев Ахмед Хаджибикарович
Мурзабеков Ибрагим Сулейманович
Наурузов Ильяс Мурцалиевич
Оздоев Халит Раасиевич
Оздоев Магомед Эльбердович
Оздоев Султан Нагиевич
Оздоев Юсуп Мурцалович
Плиев Ахмед Саитович
Плиев Султан Абдулович
Сагов Осман Хусенович
Тумгоев Бейсултан Керимович
Тамбиев Юсуп Дудаевич
Точиев Али
Тангиев Алаудин Сосланбекович
Толдиев Исмаил Габертиевич
Торшхоев Ахмед Терсмашевич
Торшхоев Беслан Усманович
Торшхоев Магомед-Султан Усманович
Торшхоев Союп Алаудинович
Тутаева Нина Идрисовна
Ужахов Гамид Ибрагимович
Умаров Хизир Ильясович
Халухаев Беслан Исмаилович
Халухаев Магомед Берсанович
Хаштыров Беслан Исмаилович
Хаштыров Татархан Османович
Хаштыров Хусен Хосботович
Чаниев Идрис Баталович
Чаниев Лорс Баталович
Чаплоев Саварбек Гантимирович
Цороев Камбулат Исаевич
Цороев Султан Асланбекович
Эсмурзиев Мовлид Асламбекович
Экажев Магомед-Сали Заурбекович
Этуш Владимир Абрамович
Яхьяев Магомед
Якубов Умар

Освободители Киева

Ахриев Макшарип Бексултанович
Ахильгов Дауд Явкульбиевич
Бузуртанов Асхаб Гайрбекович
Бариев Багаудин Бятиевич
Борзов Исак Сельмурзиевич
Боголов Зяудин Эслерхангиреевич
Балаев Магомедгирей Товсултанович
Беков Пили Хизирович
Бочалов Гирихан Шовхалович
Барханоев Умат-Гири Артмаиевич
Бузуртанов Алихан Ильясович
Бокаев Абукар Адрохманович
Бакаев Дауд Тузиевич
Бузуртанов Осман Эдельбиевич
Боголов Ахмед Шовхалович
Беков Султан Исакович
Балкоев Умар Сельмурзиевич
Галаев Гарах Уланович
Даскиев Асланбек Артаганович
Добриев Юсуп Сулейманович
Добриев Бексултан Чергизович
Дударов Магомед Баталович
Жантемиров Султан Бексултанович
Жандигов Асланбек
Измайлов Умат-Гирей Хакяшевич
Инаркиев Уматгирей Самсонович
Инаркиев Дауд Малсагович
Илиев Хасан Биботович
Куркиев Осман Эльбердиевич
Килоев Хадис Сосланбекович
Льянов Батарбек Мухтарович
Мамилов Увайс Магомедович
Мальсагов Идрис Гудиевич
Мальсагов Богдан Гудиевич
Мальсагов Бимурза Хаджимохович
Мальсагов Суламбек Биботович
Мальсагов Осман Джамурзиевич
Мальсагов Гапур Ахмедович
Мальсагов Хусен Хадисович
Мержоев Юсуп Гадалбертович
Могушков Хусен Гайрбекович
Мерешков Магомед Атабиевич
Могушков Халит
Манкиев Б-Гирей Бексултанович
Муружев Абукар Артаганович
Нальгиев Ибрагим Эльбердиевич
Оздоев Баматгирей Козлоевич
Озиев Мухтар Ютиевич
Плиев Магомед-Гирей М.
Полонкоев Авдорхан Асланбекович
Сурхоев Хусен Алиханович
Торшхоев Ахмед Терсмаилович
Халухаев Берснак Борзович
Цокиев Умат-Гирей Ахметович

Освободители Европы

Альмурзиев Магомет Эльбузарович
Албогачиев Хаджибикар Берсанович
Булгучев Михаил Горнакиевич
Братерский Александр Петрович
Барханоев А.К.
Балкоев Умар Сельмурзиевич
Барахоев Алаудин Бонахоевич
Богатырев Султан Ибрагимович
Богатырев Ахмед (Андрей) Мурцалович
Висаитов Мовлид Алероевич
Гадаборшев Магомед Османович
Горчханов А.А.
Гагиев Бембулат Борисович
Дзауров У.К.
Дотмурзиев Ахмед Юсиевич
Денилов Хамид Решиевич
Даурбеков Магомет Моисеевич
Дзортов Осман Хасанович
Дзортов Х.С.
Дзортов Магомед Сайдулович
Дидигов Абуязит Магомедович
Долгиев Хаджи-Мурат Гушкович
Имагожев Салимхан Асланбекович
Итазов А.И.
Инаркиев Дауд Малсагович
Кодзоев Б.Х.
Кациев С.И.
Костоев Ширвани Устарханович
Келигов Мухарбек Успеевич
Купин Федор Николаевич
Котиев Хамид Биботович
Куртоев Мусса Исаевич
Котиев Назарбек Абдулаевич
Кациев Хаваж Исаевич
Картаев Юнус Чолдриевич
Кодзоев Мажит Мусиевич
Костоев Султан Алхастович
Картоев Зелимхан Заурбекович
Кузьгов Хамзат Магомедович
Кодзоев Р.Б.
Льянов Артаган (Мадак) Асланбекович
Мальсагов А.Х.
Мальсагов Бимурза Хаджимохович
Мальсагов З.А.
Мальсагов Геланий Мударович
Маматиев А.А.
Нальгиев Ибрагим Эльбердович
Плиев Солтмурад Висангиреевич
Султыгов Ахмед Османович
Тангиев Алихан Сосланбекович
Ужахов Гамид Ибрагимович
Усманов Абдурохман Мухамедович
Умаров Идрис Ибрагимович
Умаров Абдурохман Садулович
Умаров Хизир Ильясович
Филькин Василий Иванович
Фальчиков Павел Алексеевич
Хамхоев Д.С.
Цечоев Д.Х.
Цечоева Тамара Анзоровна
Цуров А.С.
Цечоев С.А.
Эльжаркиев А-С. А-Б.

Украинский фронт

Агиев Исмаил Джабраилович
Албогачиев Али Бексултанович
Албогачиев Магомет Хасанович
Аушев Яхья Бексултанович
Баркинхоев Хасан Сосиевич
Балтоев Магомед
Гарданов Гирихан Хадисович
Гелисханов Магомед Заубекович
Гагиев Бембулат Борисович
Гиреев Алаудин Халимович
Дотмурзиев Ахмет Юсиевич
Ижиев Магомед Охлоевич
Евлоев Магомет Юнусович
Картоев Мехти Чадиевич
Латыров Алаудин Хамзатович
Льянов Мадак (Артаган) Асланбекович
Оздоев Мовли Дзаурбекович
Осканов Магомед Салангиреевич
Плиев Саварбек Лорсаевич
Султыгов Ахмед Османович
Угурчиев Джабраил П.
Хаштыров Хусейн Хосботович
Халухаев Беслан Исраилович
Цокиев Уматгигей Ахметович
Цечоев Магомед-Гирей Магомедович
Яндиев Багаудин Заамович

Юго-Западный фронт

Аушев Дмитрий Абдулович
Котиков Хаджимурад Батаевич
Чахкиев Муса Мах.
Куразов Хамид Таталович
Куразов Гани Таталович
Эгиев Борис (Исса) Дадаевич

Белорусский фронт

Аджигов Алаудин Эскерханович
Аушев Дмитрий Абдулович
Ажигов Дзяудин Асланбекович
Арчаков Хасултан Керимович
Аушев Исмаил Магомедович
Белакиев Асланбек Хасанович
Висаитов Мовлид Алироевич
Гагиев Магамед–Рашид Юсупович
Газиков Умар Мурцалиевич
Дударов Ахмед Баталович
Джантимиров Сайдула Муниевич
Дзауров Султан Шабашханович
Евлоев Осман Абзоевич
Килоев Султан Саидович
Костоев Умар Абдул-Азизович
Лепшаков Али Кароевич
Мальсагов Исропил Османович
Машхоев Косум Саитович
Оздоев Магомед Исакиевич
Осканов Магомед Салангиреевич
Плиев Саварбек Лорсаевич
Халгуев Джамалдин Кириллович
Эсмурзиев Мовлид Асламбекович
При подготовке этой рубрики использованы материалы книги «Ингушетия в Великой Отечественной войне», изданной Южным издательским домом в Ростове-на-Дону в 2010 году и сайта
http://deportin.ru/index.php/public/vklad/51--2-2004

Издатель: Башир КУШТОВ

Идея и подготовка проекта: ООО «Коммуникационное агентство "ПАРТНЕР ПЛЮС", Москва

Генеральный директор и автор проекта: Елена СЕВРЮКОВА

Главный редактор: Анна ЧЕРНОВА

© Севрюкова Е., проект, 2014. При перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна.

Сделано в «Андерскай»